вторник, 1 октября 2019 г.

ВПК так и не смог запустить массовое производство современных танков

До конца 2019 года в войска будут поставлены в лучшем случае 16 танков «Армата» вместо 44, которые предполагалось выпускать по графику. В доработке нуждаются практически все важные агрегаты танка. Потому в войска первое время будут поставляться машины, которые значительно упрощены технически относительно первоначально звучавших ТТХ.




По всей видимости, даже первая поставка танков «Армата» в войска, которая должна была стать показательной, находится на грани срыва. Не случайно министр обороны Сергей Шойгу 12 августа побывал на «Уралвагонзаводе», который производит эти новые российские танки. Официально было заявлено, что он проверяет ход выполнения гособоронзаказа. Сопровождала министра его заместитель Татьяна Шевцова, курирующая финансовые вопросы ведомства. Похоже, что всё указывает на проблемы с исполнением контрактов по строительству «Армат» и соответственно с комплектованием армии новыми танками.

С 2300 до 130

Ситуация с «Арматой» за последние несколько лет как будто законсервировалась. Девять лет назад, ещё в бытность министром Анатолия Сердюкова, Минобороны пообещало начать серийное производство новых танков в 2015 году. А к 2020 году армия планировала получить 2300 этих перспективных машин. В апреле 2016 года тогдашний замминистра обороны и нынешний вице-премьер Юрий Борисов сообщил о подписании контракта с Уралвагонзаводом на поставку 100 «Армат». Руководство завода пообещало, что машина пойдёт в серийное производство в 2017 году. Но когда военные уже готовились увидеть новейший танк на полигонах, неожиданно выяснилось, что срок поставок первой партии отодвинули до 2020 года. Одновременно о 2 тыс. машин без всякого объяснения причин окончательно забыли.

Последний контракт на поставку «Армат» был подписан на форуме «Армия-2018». Официально Министерство обороны просто продлило контракт на опытно-войсковую партию машин на перспективной тяжёлой гусеничной платформе «Армата». Согласно ему завод в течение трёх лет должен поставить в Российскую армию 132 единицы бронетехники в составе танка Т-14 (танк «Армата»), БМП Т-15 на той же платформе, а также бронированные ремонтно-эвакуационные машины БРЭМ Т-16.

Уже очевидно, что контракт будет сорван как минимум в отношении сроков поставки. До конца 2019 года из запланированных к выпуску 44 единиц техники в армию поступит максимум 16, из которых четверть составят БРЭМ. Это всего лишь рота танков. Скорее всего она станет пиар-проектом, их будут показывать иностранцам и журналистам. Все эти танки будут с 2020 года проходить опытно-войсковую эксплуатацию во 2-й гвардейской Таманской мотострелковой дивизии Западного военного округа.

Конечно, одно дело показать танк на параде, и совсем другое – начать массовые поставки в войска. По оценкам экспертов, есть принципиальная разница между разработкой модели и переводом её в серийный выпуск. Одна из причин – серьёзные недоработки, из-за которых представители спецприёмки сомневаются в боеспособности «чудо-оружия». По имеющимся данным, целый ряд систем вооружения, которыми оснащён танк Т-14 «Армата», нуждается в дальнейшем тестировании и экспериментальной эксплуатации в действующих военных частях.

Сейчас конструкторы и военачальники пытаются убедить, что на создание не имеющей аналогов в мире модели требуется время. Им идут навстречу, однако процесс явно затянулся. Одной из причин, о которой стараются не говорить, является замедление отработки технологий из-за введённых санкций. Как выясняется, российские танки зависимы от западных технологий.


Недоделанное чудо-оружие

В издании «Военно-промышленный курьер» высказывалось мнение, что доработка может понадобиться практически всем важным агрегатам танка – силовой установке, трансмиссии, прицельному комплексу. Даже броня, которая использовалась на демонстрационных образцах, была сделана с применением иностранной технологии. Теперь необходимо наладить своё производство металла такого качества или ставить защиту, худшую по характеристикам. Для танкового орудия предстоит разработать новую номенклатуру боеприпасов, включая управляемые, с подрывом на траектории полёта. Всё это требует много времени.

Есть вопросы и к концепции танка. К примеру, как экипажу, находящемуся в бронированной капсуле, наладить контроль за боевой обстановкой вокруг танка. Повернуть капсулу, как башню, не представляется возможным, поэтому упор делается на оптические средства и электронику, которые в бою могут быть выведены из строя. А дублирующих инструментов у танка не предусмотрено.

Немаловажным представляется и такой момент. На параде на Красной площади с управлением этим танком легко справлялись даже солдаты-срочники. Дело в том, что «Армата» напичкана различными вспомогательными системами и электроникой, для экипажа обещают поставить даже кондиционер и биотуалет. Но все эти «навороты» значительно усложняют конструкцию боевой машины. Это приводит к тому, что требования к тем, кто ремонтирует и обслуживает новую технику, значительно повышаются. Квалификация механиков должна быть не хуже, чем у инженеров Уралвагонзавода. Где армия найдёт столько высококлассных специалистов, как это принято у военных, за маленькие деньги, непонятно.

Поскольку решить все проб­лемные вопросы за короткое время российская промышленность не в состоянии, в армию вначале пойдут упрощённые версии танков. Возможно, именно для того, чтобы не закупать большое число «сырых» машин, планы производства могли быть сознательно уменьшены. С другой стороны, непонятно, почему в войска поступают танки, в боеготовности которых стоит усомниться. Возможно, это негласная договорённость между военными и промышленностью, ведь срыв контракта – дело нешуточное. К тому же «Армату» последние годы власти так пиарили как техническое достижение, что признаваться народу в срыве проекта теперь не с руки.

След советского прошлого

Главным показателем того, что российский военно-промышленный комплекс не справился с производством «Армат», может служить решение о модернизации старых образцов бронетехники. Создаётся впечатление, что в ожидании новейшей разработки отечественного танкостроения армия выкручивается как может. По разным контрактам в войска до конца года поступят танки Т-90М «Прорыв-3», Т-80БВМ, Т-72БЗМ с отечественными прицельно-наблюдательными комплексами – всего около 400 единиц. Что же, пока нет «Арматы», выручит старая проверенная техника.

На фоне этого вызывает беспокойство информация о том, что американцы заполучили в своё распоряжение танк Т-90 со сварной башней. Предположительно, речь идёт о Т-90С – экспортной модификации боевой машины.

Любопытно, что проблема производства «Арматы» уходит в советское прошлое. В СССР было три танковых центра, располагавшихся в разных концах страны. В Харькове строили «танки прорыва» – Т-64 и его дальнейшие модификации и модели. Ленинградский Кировский завод также строил «танки прорыва» Т-80. А в Нижнем Тагиле делали простые в производстве и эксплуатации массовые Т-72.

После распада СССР началась конкуренция за оборонзаказ, отчего началась битва между российскими танковыми КБ, которая не позволила им обмениваться технологиями. Тогда же возник спор, какой новый танк создать в противовес американскому «Абрамсу». Так был, например, запущен проект танка «Чёрный орёл», который даже вышел на испытания. Но потом его зарубили. Говорят, что авторы «Чёрного орла» уступили своим коллегам c Урал­вагонзавода, вышедшим с проектом «Арматы», поскольку те обладали большими лоббистскими возможностями.

В итоге страна начала вкладываться в «Армату». Для того чтобы этот танк опередил конкурирующие проекты, его пообещали сделать показательно инновационным. И правда – в «Армате» практически нет узлов, которые переняли бы от предыдущего поколения танков. Не учли только одного: промышленность не в том состоянии, чтобы справиться с серийным выпуском настолько технически сложной машины. В результате сделать ограниченную партию ещё смогли, но, когда речь пошла о массовом производстве, возникли проблемы.


Анатолий ЦЫГАНОК, руководитель Центра военного прогнозирования:

– Возможно, что основной причиной стало недофинансирование проекта «Армата». Сейчас сокращается программа перевооружения, а создание новых танков не является приоритетной задачей. В этих условиях нет ничего удивительного, что сроки поставки будут серьёзно скорректированы. Возможно, от части планов и вовсе придётся отказаться. Нужно отметить, что раньше была такая практика, что в войска поступала «сырая» техника – потом её доводили до боеготового состояния на месте.



Александр СТЕПАНОВ
Газета «Наша версия» №33 от 02.09.2019
Опубликовано: 02.09.2019 08:33
Отредактировано: 23.09.2019 19:34

Источник: https://versia.ru/vpk-tak-i-ne-smog-zapustit-massovoe-proizvodstvo-sovremennyx-tankov

Gur Khan: оставлю это тут пока без комментария

Комментариев нет:

Отправить комментарий

Примечание. Отправлять комментарии могут только участники этого блога.