среда, 22 января 2020 г.

Поводырь для уставшей «восьмидесятки»


Традиционно большинство любителей бронетанковой техники основное внимание уделяют собственно танкам, напрочь забывая о машинах технической поддержки и обеспечения. Между тем, важность такого элемента в системе бронетанкового вооружения и техники (БТВТ) очевидна. Одним из наиболее современных образцов отечественной бронетехники спецназначения стала бронированная ремонтно-эвакуационная машина БРЭМ-80У на базе танка Т-80У.

Насущная необходимость

Стоило первым британским «ромбам» начать месить французскую грязь, как тут же появились их безоружные варианты с надписью «Supply» на борту — специальные машины снабжения. Их же использовали в качестве технической помощи. Со временем на подобных машинах стали появляться краны, лебёдки и прочее оборудование.

В Советском Союзе практически с самого основания броневых сил тоже немало внимания уделялось машинам поддержки. Во многом это объяснялось невысокой надёжностью первых танков и необходимостью сберегать их ресурс. Основы комплексного развития БТВТ были заложены именно в 1930-е годы, но планы серьёзно спутала война. В экстремальных условиях более актуальным стал вопрос массового выпуска боевых машин, а вот о производстве различных тягачей на время пришлось забыть.
Mk IV Male Supply — вариант британского танка снабжения. Виллер-Бретоннё, Франция, август 1918 года

Опыт Великой Отечественной войны наглядно продемонстрировал необходимость наличия в танковых и ремонтных подразделениях тягачей-эвакуаторов с характеристиками подвижности, аналогичными танкам. Реалии начавшейся холодной войны также долгое время не позволяли полноценно заниматься созданием и производством БРЭМ — бронированных ремонтно-эвакуационных машин. Какое-то время армию выручали БТС — бронированные тягачи, получаемые конверсией танков устаревших типов. Но с момента начала перевооружения на танки второго послевоенного поколения — Т-64, Т-72 и Т-80 — ситуация стала усугубляться.

Очевидно, что в качестве основы для машины поддержки должна использоваться база того танка, который нужно поддерживать. В условиях Советской армии 70-80-х годов прошлого века это означало необходимость создания сразу трёх типов БРЭМ с различной силовой установкой и ходовой частью. Конечно, это было неприемлемо — производственных мощностей не хватало и для выпуска даже одного типа, не говоря о трёх! Кроме того, особенности силовых установок танков Т-64 и Т-80 серьёзно затрудняли отбор мощности для привода лебёдок или кранового оборудования. Так появилась БРЭМ-1, или «Изделие 608» — машина, созданная на базе Т-72 с V-образным дизельным двигателем. С момента её создания до начала массового производства потребовалось более 10 лет. Всё это время тягачами для современных танков служили БТС на базе давно устаревших Т-44 и Т-54.

Стоит ли говорить, что «старички» едва справлялись со своими задачами? Им не хватало тягового усилия и скорости, в особенности на марше, и они отставали от колонн танков, которые должны были сопровождать. Если с обеспечением запчастями для БТС в частях, оснащённых Т-72, в силу преемственности конструкции было неплохо, то там, где на вооружении состояли Т-64 и Т-80, зампотехам приходилось быть магами.

При этом БРЭМ-1 нисколько не спасал положения. Где в части, на вооружении которой стоят Т-80 с газотурбинным двигателем (ГТД), взять запчасти для дизелей БРЭМ? Как говорил один знакомый автору офицер-танкист: «Я думаю, что при эвакуации и буксировке танков, расход [топлива — прим. автора] будет чудовищным. Это да. Но проще подогнать лишнюю цистерну керосина, чем в полку на Т-80 искать запчасти на БРЭМ-1». Однако задача по созданию БРЭМ с газотурбинной силовой установкой в СССР даже не ставилась.

Машина для экспортных нужд

Как ни странно, ситуация изменилась после развала Советского Союза и прекращения серийного выпуска Т-80. Тогда, в начале 1990-х, предполагалось Т-80У как самый современный и дорогой сделать основным экспортным образцом. Уже в 1993 году этот недавно рассекреченный танк был с успехом показан на выставке в Арабских Эмиратах, где он привлёк внимание военных сразу целого ряда стран.

В 1995 году Т-80У Кантемировской дивизии, спешно перевооружённой с харьковских дизельных Т-80УД на российские газотурбинные «восьмидесятки», приняли участие в юбилейном военном параде в Москве. Следом, в 1996 году, сразу два государства подписали контракты на их приобретение — Южная Корея и Республика Кипр. Однако при этом возникла проблема: по требованиям заказчиков, для обеспечения эксплуатации Т-80У нужны были БРЭМ, выполненные на единой базе с танками. Таковых не было, и проблему пришлось обходить путём переговоров.

В итоге корейцы согласились обойтись собственными БРЭМ на шасси танка K1, а вот с киприотами сделка оказалась сложнее. Пакет контрактов был согласован с ними ещё в 1994 году. Он предусматривал поставку 123 Т-80У. В апреле 1996 года был подписан договор, предусматривающий поставку 27 линейных и 14 командирских машин, а также дизельных БРЭМ-1 в качестве машин поддержки, на остальные танки подписали опцион. Также предусматривалась возможность закупки четырёх БРЭМ с ГТД на шасси Т-80У. Общая стоимость контракта составила то ли 172, то ли 175 млн долларов США. Поскольку машины брались из наличия в ВС РФ, первую поставку осуществили уже летом того же 1996 года, а полностью контракт закрыли в июне 1997 года.

Надо сказать, что поставленный Кипру БРЭМ-1, созданный в 1973–1975 гг., по своим техническим характеристикам уже не отвечал современным требованиям. Грузоподъёмность его крановой установки составляла всего 12 тонн, что было недостаточно для демонтажа башни Т-80У, весившей 15 тонн. Кран нужно было дорабатывать, что требовало соответствующих затрат на подготовку. Серьёзные нарекания вызывал короткий вылет стрелы и её расположение по одному борту с выхлопным патрубком двигателя.
Схема компоновки БРЭМ-80У

Для того чтобы не отстать от всё возрастающих требований войсковой эксплуатации бронетехники, в начале 1990-х годов ФГУП УКБТМ совместно с омским КБТМ был проведён ряд ОКР по созданию новых более мощных БРЭМ на базе перспективных шасси — «Изделие 622» (ОКР «Отцепка», шасси танка «Объект 187») и ОКР «Отцепка-88» (шасси танка «Объект 195»). Так как базовые машины не дошли до серии, то эти БРЭМ не имели перспектив. «Изделие 622», спроектированное коллективом под руководством А.А. Морова, осталось в макете, а «Отцепка-88» — лишь в чертежах. Тем не менее, опыт их создания был использован в дальнейшем при создании БРЭМ-80У, или «Изделия 647».

Эта работа стала инициативой омского КБ, воодушевлённого опционом и надеждами на то, что поставка новой БРЭМ киприотам станет только первой ласточкой. Предполагалось, что подобные поставки будут продолжены, и наличие БРЭМ на единой базе с Т-80У подстегнёт продажи «восьмидесяток». Начальник отдела перспективного проектирования КБТМ Дмитрий Агеев писал:


«В январе 1997 года омское КБТМ приступило к созданию бронированной ремонтно-эвакуационной машины на базе танка Т-80. Тактико-техническое задание (ТТЗ) было сформулировано предельно просто: максимальное использование узлов и агрегатов базового шасси; превосходство по основным техническим параметрам над всеми известными в данном классе машинами российского и зарубежного производства.

Срок от начала проектирования до выхода машины из цеха был определён в шесть месяцев, то есть до открытия выставки сухопутных вооружений и военной техники ВТТВ-97. ТТЗ было достаточно «сырым», тем более что официально оформленным все его увидели гораздо позже и вынуждены были корректировать некоторые параметры на ходу, что вовсе не облегчало работу.

Этапы эскизного проектирования, технического проекта сжались по времени до пары недель. Применение узлов и агрегатов базового изделия в какой-то мере облегчало выполнение задачи, но в то же время накладывало ряд существенных ограничений и порождало огромное количество проблем, связанных с компоновкой и размещением применяемых комплектующих».

Столь быстро справиться с работой позволило внедрение системы автоматизированного проектирования и использование программы трёхмерного параметрического моделирования. При этом во время поисков оптимального решения коллектив разработчиков неоднократно менял не просто компоновочные, а и концептуальные решения.
Проблема с ГТД

Сохраняя общие технические характеристики Т-80У по удельной мощности, скоростям движения, преодолеваемым препятствиям и т.п., БРЭМ-80У придавались повышенные возможности использования специального оборудования. Главная лебёдка развивала непосредственное тяговое усилие 35 тс, а с использованием полиспаста оно достигало 140 тс, что заметно превышало характеристики лебёдки БРЭМ-1 (25 тс и 100 тс соответственно). Кроме того, лебёдка БРЭМ-80У имела лучшие показатели как по скорости выдачи троса — 50 м/мин. вместо 20 м/мин. у БРЭМ-1 — так и по скорости намотки — 17 и 50 м/мин. вместо 13 м/мин. Наличие двух скоростей намотки сокращало время, экономило ресурс и топливо при вытаскивании легкозастрявших или лёгких машин. Тяговое усилие вспомогательной лебёдки БРЭМ-80У увеличили до 1 тс, что в два раза превышало усилие лебёдки БРЭМ-1 и позволяло проводить более широкую номенклатуру работ. Грузоподъёмность крана повысили с 12 до 18 тонн. Это, а также новая конфигурация стрелы крана, позволило при ремонтных работах поднимать башню танка с боекомплектом.

Комментариев нет:

Отправить комментарий

Примечание. Отправлять комментарии могут только участники этого блога.