суббота, 7 марта 2020 г.

Перспективный неудачник

Оценка конструкции танка "Объект 140" самим конструкторским коллективом, спустя 50 лет с момента начала его разработки 




Развитие отечественного танкостроения в прежние времена представлялось одной сплошной прямой линией. Однако с открытием архивов стало ясно, что от этой улицы было множество ответвлений, в том числе ведущих в большие и малые тупики. Сегодня широко известна история создания нижнетагильского варианта «нового среднего танка», получившего в своё время шифр «Объект 140». К этой машине прочно приклеился ярлык неудачной — причём, публично навесил его не кто-нибудь, а сам главный конструктор.

Ещё в 1991 году Леонид Николаевич Карцев в своей биографической книге «Моя судьба — Нижний Тагил» писал:

«После нескольких бессонных ночей я написал письмо в ЦК КПСС и СМ СССР с просьбой о снятии с нас этой работы… Работу сняли. А меня даже не наказали. Несмотря на это, я чувствовал за собой большую моральную вину. Было списано 10 миллионов рублей государственных денег!»

Эту неудачу Леонид Карцев объяснял своей неопытностью как главного конструктора:

«Оценивая сейчас многие свои действия и замыслы той поры, я понимаю, что в основном причиной ошибок была моя неопытность, желание во что бы то ни стало достичь результата как можно быстрее».

Напомним, что должность главного конструктора по танкам «Уралвагонзавода» Карцев занял в 1953 году, в возрасте всего 30 лет. Да, за его плечами тогда была война, успешно оконченная Бронетанковая академия, но вот опыта самостоятельной конструкторской работы не было почти никакого. Как получилось, что такого человека поставили на столь значимую должность — отдельная история, но что касается «Объекта 140», то к моменту закрытия работ по нему в июне 1958 года КБ-520 запустило в серию такие известные танки как Т-54А, Т-54Б и Т-55.

Очевидно, что годы работы по «Объекту 140» не прошли даром ни для самого Карцева, ни для руководимого им конструкторского бюро. Всё в том же 1991 году Карцев писал:


«Труд по созданию объекта 140 оказался не бесполезным. Заложенные в этом объекте идеи и конструкторские решения были воплощены в последующих модификациях танков. Применённые впервые в этом объекте баки-стеллажи стали устанавливаться на все последующие танки, начиная с Т-55. Разработанная для объекта 140 нарезная 100-мм пушка стала базой для создания гладкоствольной 115-мм пушки, которая в будущем была установлена на Т-62. Когда начинали проектировать объект 140, конструктор А.А. Барихин предложил установить на него опорные катки из алюминия. Начальник сектора ходовой части С.М. Брагинский был категорически против, считая, что они надёжно работать не будут. Чертёж катка был выпущен без подписи начальника сектора… Вопреки пессимистическим прогнозам, катки стояли надёжно. Ходовая часть с этими катками использовалась на многих опытных образцах и, в конце концов, была установлена на Т-72».

Спустя 50 лет с начала разработки «Объекта 140» профессионалами-конструкторами Уральского КБ транспортного машиностроения, как теперь именуется бывшее КБ-520, была предпринята попытка непредвзято оценить тот технический задел и опыт, который был получен при работе над «неудачной» машиной. В ноябре 2003 года прошла специальная конференция, на которой рассматривались результаты экспертной оценки новых технических решений, использованных при создании «Объекта 140». Результатом работы конференции стала справка, в которой отразились оригинальные технические решения и их ожидаемая эффективность, а также проблемы, возникшие при разработке танка.


Корпус

Оригинальным и прогрессивным техническим решением стало поперечное сечение корпуса танка в зоне башни в форме рюмки. Это позволило удовлетворить противоречивые требования, предъявляемые к корпусу: иметь малую ширину в зоне ходовой части и максимально возможно большую ширину в зоне погона башни. При этом решалась проблема увеличения диаметра погона в просвете на 434 мм, т.е. диаметр в просвете 2250 мм вместо 1816 мм на Т-54. Предполагалось иметь цельноштампованный борт (без бортовых защитных планок) из специального броневого листового проката переменного сечения по толщине в средней части корпуса. Толщина верхнего пояса составляла 57 мм, нижнего — 80 мм. В зоне моторного отделения верхний наклонный пояс бортов был срезан наклонными листами крыши толщиной 30 мм, при этом конфигурация сечения перешла от «рюмки» к шестиграннику.
«Объект 140» в Музее бронетанковой техники Уралвагонзавода. Видна восстановленная крыша МТО

Впервые была применена крыша МТО из лёгкого алюминиевого сплава. Цельноштампованная подбашенная крыша арочной конструкции за счёт скул и кольцевой впадины под погон создавала значительную жёсткость корпусу и решала проблему повышения живучести танка при попаданиях снарядов в лобовую часть башни. Наряду с применением цельноштампованных бортов корпуса переменного по толщине сечения и срезанием верхнего пояса бортов в районе МТО наклонными листами крыши толщиной 30 мм вместо толщины бортов 57 мм, это позволило существенно снизить массу танка в целом.

Существенным недостатком в конструкции корпуса стало отсутствие замковых соединений в сварных узлах. Это привело к низкой живучести корпуса при снарядном обстреле.

Есть мнение, что корпус такой конструкции был нетехнологичным, а заготовки листов борта переменной толщины мог тогда изготовлять только один Ижорский завод. Однако в период 1955–1959 гг. мариупольский филиал ЦНИИ-48 и московский филиал ЦНИИ-100 разработали технологии проката таких заготовок применительно к существующим прокатным станам «Азовстали», Кузнецкого и Магнитогорского металлургических комбинатов и Ново-Тагильского металлургического завода.
«Объект 140» в отстойнике музея бронетанковой технике в Кубинке. Начало 2000-х гг. У машины утеряна крыша МТО

В ходе обмена мнениями директора «Уралвагонзавода» И.В. Окунева и начальника бронетанковых войск генерал-полковника П.П. Полубоярова, состоявшегося в июле 1957 года и впоследствии закреплённого перепиской, отмечалось:

«Наиболее полноценное сочетание высокой броневой защиты с необходимыми полезными броневыми объёмами при минимальном весе и возможность размещения башни с большим диаметром погона даёт корпус с гнутыми бортами, имеющими различную толщину по своей высоте, чем обеспечивается дифференцированное бронирование бортов по высоте машины».

Не было возражений против такой конструкции и у Министерств транспортного машиностроения и оборонной промышленности, несмотря на рост трудоёмкости изготовления такого корпуса на 20–30% против корпуса танка Т-54.

Башня

На башне применялась цельноштампованная крыша со сферической поверхностью — за исключением передней части, где с целью увеличения бронестойкости уменьшили угол наклона крыши за счёт снятия сферы; такая крыша обеспечивала минимальные потери внутренних объёмов и позволяла значительно уменьшить высоту лобовой части башни.

Значительно (на 87 мм) по сравнению с башней Т-54 была снижена высота башни «Объекта 140» за счёт опускания оси цапф пушки и выполнения стенок башни под максимальными углами наклона. Это позволило резко сократить бронированные поверхности башни и сэкономить массу.

Комментариев нет:

Отправить комментарий

Примечание. Отправлять комментарии могут только участники этого блога.