суббота, 18 декабря 2021 г.

Непростое будущее российских ударных БПЛА



Бурное развитие военных БПЛА во всем мире раз за разом вызывает закономерный вопрос – почему Россия так сильно отстает, как в сфере их конструирования, так и производства?
В большинстве случаев главной причиной тому называется косное мышление военных и инженеров, однако полностью согласиться с подобной постановкой вопроса нельзя – хотя обозначенные причины, безусловно, имеют место быть. Но одна из самых важных и совершенно не освещенных проблем лежит в совершенно другой плоскости – технической.
И сегодня мы предлагаем выяснить – почему.
Импортные комплектующие

Начать наш сегодняшний разговор нужно с того, что далеко не все элементы российского высокотехнологичного оружия являются российскими в полном смысле этого слова – его главные составляющие в виде микроэлектроники и компьютеров производятся в США и союзных им странах.
Это не закрытые сведения: например, в статье «Машиностроение на грани исчезновения» от издания «Военно-промышленный курьер» можно прочесть данные о том, что баллистические ракеты «Булава» используют микросхемы латвийского производственного объединения «Альфа», а на кадрах документального фильма студии Russia Today «K-433 Svyatoy Georgiy Pobedonosets: Nuclear Triad Workhorse», посвященного отечественным атомным подводным лодкам, можно увидеть американские чипы FPGA от компаний «Atmel» и «Altera» (кадры в фильме – на 7:20 и 7:38). Судя по имеющимся данным, с беспилотниками (и вообще, со всеми сферами ОПК) ситуация обстоит абсолютно аналогичным образом – возможности их производства напрямую зависят от покупки импортных деталей за границей.
Вот что пишет об этом примаковский институт ИМЭМО РАН «Военно-экономическое развитие и безопасность, 2020»:
«В космическом роботе «Федор» до половины комплектующих первоначально было импортного происхождения, зарубежные (прибалтийские) комплектующие присутствовали даже в ракетной системе «Булава».
Само собой, говорить о свободных легальных закупках микроэлектроники для российского ВПК нельзя – еще со времен Советского Союза полупроводники являются технологией стратегического значения и не подлежат продаже Москве.
Возможно, читатель помнит о ряде скандалов, связанных с промышленным шпионажем РФ на территории США с 2008 по 2012 годы, когда ФБР регулярно рапортовали об арестах десятков российских граждан, которые обвинялись в нелегальной покупке крупных партий различной высокотехнологичной продукции. Как бы там ни было, Россия смогла организовать поставки западной микроэлектроники в достаточных объемах для проведения масштабной модернизации вооруженных сил.
Но ориентировочно в 2015–2016 годах данный процесс начал приостанавливаться без, казалось бы, видимых на то причин.
Эта тенденция ярко проявилась в том числе в сфере проектирования и производства БПЛА – и это была отнюдь не случайность.
В 2014 году блок НАТО реализовал целый ряд тайных операций на территории Украины, а затем и Сирии. Силы специальных операций США, коммандос Королевской морской пехоты и Специальная авиавоздушная служба Британии создали ряд оперативных групп, целью которых был захват высокотехнологичных образцов производства российского ОПК – и особый приоритет отдавался БПЛА.
По имеющимся данным, в течение 3–4 лет были захвачены как минимум 20 военных дронов ВС РФ: 9 – на территории Сирийской Арабской Республики и 11 – на территории востока Украины.
Вывезенные образцы были тщательно изучены, а информация по их комплектующим передана в ряд аналитических центров – как известно, только в интересах ООН исследования по данной теме вели как минимум три think tank.
Все операции затевались с крайне прозаичной целью: их задачей было отслеживание цепочек поставок технологий в Россию (для чего, собственно, и исследовались комплектующие) – и соответственно дальнейшего их пресечения.
Конечно, в данный момент сложно дать однозначную оценку результатам деятельности США и союзных им стран, учитывая закрытый характер, как структур российского ОПК, так и Минобороны. Скажем прямо, узнать конкретные подробности легальным путем просто-напросто невозможно.
Но факты говорят сами за себя: работы в сфере развития беспилотной авиации по некой причине испытывают серьезный кризис, который в равной степени касается и разработок высокоточного оружия (о чем следует поговорить отдельно), и вполне может быть связан как раз с отсутствием микроэлектроники – вероятно, подобным образом дает о себе знать именно перекрытый доступ к каналам закупок.
Информация, приведенная ниже, не является военной/государственной тайной и взята из отчета «Weapons of the war in Ukraine», подготовленного британской следственной организацией «Conflict armament research» для ООН. Ниже вы можете ознакомиться с приведенным там списком импортных комплектующих в российских военных БПЛА.

БПЛА «Форпост»
БПЛА «Форпост»:

1. Одноцилиндровый двигатель 3W-55i немецкой компании 3W-Modellmotoren Weinhold GmbH.

2. Программируемая пользователем вентильная матрица Spartan XC3550 американской компании Xilinx.

3. Элементы топливной системы от ирландской компании Tillotson.

4. GPS-антенна американской компании Antcom.

5. Навигационные модули швейцарского производителя MicroEM.

6. Динамический измерительный блок (DMU02 или DMU10 – в зависимости от года выпуска БПЛА), произведенный британской компанией Silicon Sensing Systems.

7. Радиочастотный модуль 9XTend 900 МГц, произведенный американской компанией Digi International.

8. Сетевой контроллер iEthernet W5300, произведенный корейской компанией WIZnet.

9. GNSS-приемник NV08C-CSM американской компании NVS Technologies AG.


Силовая установка захваченного БПЛА «Форпост». Источник фото: Conflict Armament Research


БПЛА «Элерон»
БПЛА «Элерон»:

1. 32-битный микроконтроллер швейцарского производителя STMicroelectronics.

2. Основное фотооборудование Sony FCB-EX11DP производства японской компании Sony.

3. Вспомогательное фотооборудование Olympus Stylus TG-860 производства японской компании Olympus.



Захваченные БПЛА «Элерон» разной степени сохранности. Источник фото: Conflict Armament Research


БПЛА «Гранат»
БПЛА «Гранат»:

1. Фотооборудование японской фирмы Canon.

2. Электронные компоненты производства американских компаний Intel Corporation и Pulse Electronics.

3. Аккумулятор американской компании MaxAmps.

4. Двигатель производства чешской компании Model Motors.


БПЛА «Застава»:
БПЛА «Застава»:

1. Электронные компоненты израильских оборонных компаний Elbit Systems и Data Links.

2. Электронные компоненты американской корпорации Vweb.

3. Двигатель немецкой компании Hacker Motor.

4. Автопилот AP04M испанской компании UAV Navigation.

5. GPS-модуль швейцарской компании u-blox.


БПЛА «Орлан-10»
БПЛА «Орлан-10»:

1. GPS-трекер: микросхемы с маркировкой HC4060 2H7A201 и STC 12LE5A32S2 35i произведены в Китае.

2. Стартер-генератор PTN78020 производства американской компании Texas Instruments Incorporated.

3. Двигатель внутреннего сгорания с модулем зажигания (фото 1 и 2) 4,8-9В, 500мА изготовлен японской компанией SAITO.

4. Полетный контроллер собран на базе микросхемы STM32F103 QFP100 франко-итальянского производителя STMicroelectronics. В качестве датчиков давления используются микросхемы MPXA4115A и MPXV5004DP американской компании Freescale Semiconductor (в настоящее время компания принадлежит голландской NXP Semiconductors NV). Датчик компаса HMC6352 был произведен американской компанией Honeywell.

5. В основе модуля GPS лежит приемник ГЛОНАСС/GPS/QZSS LEA-6N швейцарской компании u-blox в паре с российским MNP-M7 (построен на американском чипе ADSP-BF534 производства Analog Devices).

6. Модуль передачи телеметрии построен на микроконтроллере ATxmega256A3 американской компании Microchip, диапазон передачи составляет 902–928 МГц. Передатчик RF3110 произведен немецкой компанией Municom. Ресивер DP1205-C915 производства немецкой компании AnyLink.



Разобранный российский БПЛА «Орлан-10». Один из аппаратов такого типа был поднят британскими боевыми пловцами в Каспийском море в течение суток после крушения. Источник фото: Conflict Armament Research

Судя по представленной картине, российские БПЛА собраны в основном на базе гражданских комплектующих. Возможно, именно с этим связан их быстрый износ при регулярном использовании и относительно низкая надежность, вследствие которой и было захвачено большое количество аппаратов, как в Сирии, так и на Украине, и даже на территории Прибалтики. Заявлялось, что большая часть машин, попавших в руки специалистов блока НАТО, потерпели крушение по причинам технического характера.

Понимают ли в России смысл концепции ударных дронов?

Анализируя ситуацию с российскими беспилотниками, мало кто касается темы, которая является главным препятствием, как для их продаж на экспорт, так и для внедрения в состав ВС РФ – а именно, темы отсутствия вооружения.

Уважаемый читатель наверняка удивится – о каком отсутствии вооружения идёт речь, если, скажем, «Орион» (сегодня мы будем говорить именно о нем, т. к. данный БПЛА презентуется в качестве наиболее готового к массовому производству аппарата) производил показательные пуски, демонстрируемые СМИ?

Но, как и в случае с комплектующими российских дронов, ситуация далеко не так однозначна, как кажется.

Начать стоит с того, что российская военная промышленность так и не приблизилась к созданию аналогов управляемой американской ракеты Hellfire или же, скажем, турецких планирующих бомб семейства MAM. Когда после событий в Сирии, Ливии и Карабахе потребовалось срочно продемонстрировать какие-либо успехи в создании ударных дронов российского производства, ОПК смог выдать лишь конструкцию, которая вызывает весьма большие вопросы – на «Орион» был навешен... противотанковый комплекс «Корнет» (с пусковым контейнером).

Данное решение никак нельзя назвать адекватным (хотя бы из-за того, что тубус ПТРК влияет на аэродинамику дрона, а также он просто-напросто много весит, что совершенно непозволительно в случае «Ориона» с его невысокой грузоподъемностью), и оно, вероятно, изначально рассматривалось лишь как временное.

Сложность состоит в том, что заменить «Корнет» на что-то другое российскому ОПК просто-напросто нечем, однако игнорировать растущий мировой рынок ударных БПЛА РФ тоже не может.

Решение было найдено, и оно оказалось не лучше предыдущего.

На Dubai Airshow-2021 в ОАЭ Россия продемонстрировала макет «Ориона» с... вертолетным ПТУР «Вихрь-М».

В чем состоит недостаток данного решения?
«Вихрь» создавался под специфическую тактику ударных вертолетов и имеет ряд особенностей, которые совершенно бесполезны в контексте тактики ударных БПЛА. Это качественное, но очень дорогое оружие, которое к тому же имеет очень большую массу – например, «Орион» сможет поднять не более двух таких ракет.

Что такое две противотанковые ракеты на ударном БПЛА в 2021 году?

Это нелепый и смешной результат даже на фоне самых первых модификаций американского MQ-1 Predator обр. 1994 года.

Отсутствие адекватного вооружения на «Орионе» напрочь убивает всю суть устоявшейся концепции применения ударных дронов. Чем больше на вашем БПЛА ракет – тем дольше ваши наземные части имеют над головами «летающую батарею», которая может часами барражировать в небе, ожидая новых целей.

В случае активных боевых действий это критический фактор: представьте, например, конфликт в Нагорном Карабахе, но с поправкой на сниженную в 2–3 раза эффективности действий азербайджанских БПЛА. Думаю, читатель прекрасно понимает, что в подобном варианте развития событий темпы продвижения азербайджанских частей могли бы значительно снизиться, а и их потери вследствие отсутствия поддержки с воздуха – возрасти.

А именно такие результаты обеспечил бы российский «Орион», будь он на месте турецких и израильских ударных дронов – потому что его смехотворная боевая нагрузка не позволила бы организовать полноценной воздушной поддержки наземным войскам.

Выглядит не слишком оптимистично, не так ли?

Отдельно стоит поговорить о другом ноу-хау российского ОПК в виде неуправляемых авиабомб на дронах класса MALE.

Рассказывая о некой «экономичности» такого решения, российские оружейники демонстрируют полное непонимание самой сути концепции ударного БПЛА.

В чем она заключается, если объяснять концепт максимально доступным языком?

БПЛА – это аппарат со стоимостью летного часа поршневого штурмовика Второй мировой и боевой эффективностью ударного вертолета «Apache», при этом неуязвимый для самых распространенных средств ПВО (например, ПЗРК или МЗА). Достигается это во многом именно за счет управляемого оружия. Вооружение для дрона является столь неотъемлемой частью его комплектации, как комплекс «снайперская винтовка – патрон – оптика».

В чем состоит главная проблема использования авиабомб на ударном БПЛА?
Тяжелые боеприпасы он брать не может из-за малой грузоподъемности, а в случае работы легкими (100–150 кг) для приемлемой точности бомбометания дрон вынужден будет работать с малых высот, входя в зону поражения любых, даже самых примитивных средств ПВО – а с учетом его невысоких скоростных характеристик и плохой маневренности (ну не рассчитаны они выполнять роль Ил-2!) потери в случае их столкновений даже с низкотехнологичным противником могут оказаться крайне высокими. Противник же, более организованный и хорошо оснащенный, и вовсе будет способен вычеркнуть российские БПЛА как фактор угрозы, просто-напросто их истребив в достаточно сжатые сроки.

О какой экономии идет речь, если в каждом вылете планируется сознательно подставлять под практически неминуемое уничтожение или повреждение машину стоимостью в миллионы долларов?

Стоит задать и другой резонный вопрос – против какого гипотетического противника (и соответственно для какого потенциального покупателя) делаются подобные летательные аппараты, заведомо уступающие абсолютно всем конкурентам на мировом рынке вооружений?
В боях с регулярной армией они будут практически бесполезны (повторюсь, представьте конфликт в Нагорном Карабахе, но с «Орионами», которые или несут россыпь легких бомб, или же по два «Вихря»), а в столкновениях с повстанческими формированиями они не несут никакой экономической выгоды: при применении авиабомб «Орион» может быть уничтожен даже при помощи ЗПУ-4, а в случае использования «Корнета» и «Вихря» БПЛА будет необходимо постоянно возвращать на базу для пополнения запаса ракет (которых, напомним, у него будет целых две штуки), что в целом негативно скажется на их поддержке наземных сил – и, безусловно, на всем ходе боевых действий.


Резюмируя

Резюмируя, можно сказать, что ни сути концепции, ни тактики, ни как таковой ценности ударных БПЛА в России пока так и не осознали и не поняли – и все текущие практические наработки более чем ярко об этом свидетельствуют.

Без разработки соответствующих систем высокоточного оружия никакие ударные БПЛА в России невозможны, как в составе ВС РФ, так и для поставок на экспорт – за исключением разве что пропагандистских видео и заголовков громких статей про «убийц Байрактаров».

Автор: Андрей Воскресенский (Анжей В.)

Комментариев нет:

Отправить комментарий

Примечание. Отправлять комментарии могут только участники этого блога.