пятница, 14 июля 2017 г.

Глава МО АР: мне позвонил Шойгу со словами "надо остановить это дело"

Министр обороны  Азербайджана Закир Гасанов ответил на актуальные вопросы относительно обострения ситуации в зоне карабахского конфликта, апрельских событий прошлого года, а также сотрудничества с Россией в военной сфере.

 

В последнее время продолжается обострение в зоне нагорно-карабахского конфликта. Армения и Азербайджан обвиняют друг друга в продолжении обстрелов и нарушении режима прекращения огня, растет напряженность на линии соприкосновения. О том, каким Азербайджан видит разрешение этого конфликта, а также о перспективах сотрудничества с Россией в военно-технической сфере, в своем первом интервью для зарубежных СМИ за все время работы в должности главы военного ведомства рассказал РИА Новости министр обороны Азербайджана генерал-полковник Закир Гасанов.
— В последнее время произошло несколько инцидентов на линии соприкосновения в Нагорном Карабахе. Эксперты заговорили о новом серьезном обострении между Азербайджаном и Арменией…
— Я был на месте последнего инцидента – в селе Алханлы Физулинского района, где погибли люди, гражданские. Эта деревня находится от фронта где-то в трёх километрах. Армяне для оправдания говорят, что там были какие-то наши подразделения. Но подразделения не могут просто на улице стоять, им инфраструктура нужна, а её там нет.
Нет такой надобности. По тактике расположения войск эта деревня нам ни для чего не нужна. По крайней мере, по системе организации обороны она для нас никакого значения не имеет. Тем не менее, по деревне велся прицельный огонь. Использовался станковый противотанковый гранатомет СПГ-9. Им пользуются в основном для борьбы с танками и бронетехникой, но у него есть и осколочные снаряды. А затем еще и два выстрела из миномета были сделаны.
Убежден, это было заранее спланированное преступление. В тот период там не было интенсивной перестрелки. К тому же за несколько дней до этого в районе был замечен армянский разведывательный беспилотник. Они видели, что это обычная деревня с мирными жителями. Но спустя два дня наносят удар. Это — преступление!

 Если это провокация, то какой в ней смысл?
— Мы знаем, на что они надеются. Вступив в ОДКБ, Армения делает заложниками своих провокаций и другие страны. Они знают, что если никто не будет вмешиваться в ситуацию, то они и трех дней не выстоят. Это было в апреле 2016 года. Если бы нас тогда не остановили, то сопротивление уже было бы сломлено. Возводимую на протяжении многих лет линию обороны противника мы преодолели за 40 минут.
 Тогда заговорили о новом витке карабахской войны…
— Да, самое большое противостояние произошло в апреле 2016 года. Причиной тому послужил обстрел гражданского населения. Тогда, первого апреля, в результате армянского артиллерийского удара по Тертерскому району прямо в машине погибла целая семья.
Естественно, мне об этом доложили. Это было где-то в десятом-одиннадцатом часу. И в связи с тем, что эти огневые точки находились на возвышенности и просматривали всю деревню и прилегающую территорию, я дал команду принять меры, чтобы отбросить огневые точки противника от населенных пунктов. Это не преследовало задачу начать полномасштабную войну.
В этом было задействовано где-то 15-20 процентов нашей армии. Я даже резервы и артиллерию центрального подчинения не подтягивал к фронту. Армия выполнила эту задачу — отбросила ВС Армении от населенных пунктов. Армения на это среагировала так, будто началась война. Они бросили все свои вооруженные силы. Были подтянуты резервы из Еревана. Три дня они атаковали наши позиции. Хотя сами уже на второй день привлекли к посреднической работе соответствующие российские структуры.
Например, мне звонил министр обороны РФ генерал армии Сергей Шойгу. Он сказал, что надо остановить "это дело", руководство страны будет об этом говорить. Звонил также начальник Генштаба ВС РФ генерал армии Валерий Герасимов нашему начальнику Генштаба.
Потом уже оказалось, что армянская сторона хотела выиграть время, перегруппироваться и нанести удар. Но и это у них не вышло. В принципе, ту задачу, которую мы перед собой ставили, мы выполнили — освободили две стратегические высоты, которые имеют большое оперативно-тактическое значение на фронте. Это Лелетепе на Джабраильском направлении и Талышские высоты.
В целом же, отмечу, что последние годы в зоне боевых действий, где войска Армении расположились против азербайджанских вооруженных сил, напряжение идёт по нарастающей. Причина одна — оккупация азербайджанских земель. Все остальное — это следствие. Оккупированные территории не освобождаются, переговоры не приносят никаких результатов. Естественно, в зоне противостояния войск осложняется обстановка, иногда перерастает в локальные боевые действия — это нормальное явление. Пока две враждующие армии стоят друг против друга, это будет. Но когда удар целенаправленно наносится по гражданскому населению – это уже преступление.
 Как долго будет продолжаться конфликт?
— Армения по своему экономическому, демографическому и военному потенциалу с Азербайджаном тягаться не может. Азербайджан с каждым годом усиливается и в экономическом, и в военном, и в демографическом плане. Хотя во всем мире сейчас кризис, и нас он не обошёл стороной, но не особо ударил. По крайней мере, меня, как министра обороны, интересует финансирование армии — в прошлом году оно только увеличилось.
В этом году огласили цифру 17-20 процентов. Так что руководство Азербайджана во главе с президентом, верховным главнокомандующим Ильхамом Алиевым уделяет большое внимание усилению армии, оснащению ее новейшим вооружением. Мы перешли на новый качественный уровень. В последние годы была поставлена задача — модернизировать армию, усилить её.
 Вы считаете, что карабахский вопрос будет решен военным путем?
— Я не политик. Наша страна привержена мирному решению вопроса. Но это не значит, что эти переговоры должны быть бесконечными, они уже слишком затянулись. Переговоры ради переговоров никому не нужны.
К тому же, посмотрите вокруг — международные законы уже не работают, все делают ставку на силу. Естественно, мы должны на это реагировать. Но повторяю – я не политик, а военный.
 Тогда обратимся к делам военным. Как обстоят дела с масштабным контрактом, заключенным Азербайджаном и Россией в начале 2010-х годов. Тогда речь шла о поставках около 100 танков Т-90, 100 БМП-3, САУ 2С19М1 "Мста-С", РСЗО "Смерч" и многом другом на общую сумму в 5 млрд. долларов. Оплачен ли он азербайджанской стороной и получена ли техника?
— Это контракт уже выполнен практически на 90%. Мы его оплатили. Остались мелочи. Все, что вы назвали, давно уже в Азербайджане и успешно применяется.
Кстати говоря, в том числе и благодаря этому вооружению мы достигли успеха в апреле 2016 года. Все это современное оружие, которое мы освоили и применяем.
 А какие-то новые виды вооружений вас интересуют?
— Интересуют, но об этом я говорить не буду.
 Российская операция в Сирии показала вам какие-то образцы военной техники, в которой нуждается Азербайджан?
— Мы всегда анализируем ситуацию, выбираем лучшее. У нас очень хорошее сотрудничество в военно-технической области с Россией. Мы закупаем в РФ самые последние виды вооружений. Во главу угла мы ставим маневренность, повышенную мощность нанесения удара, более точное поражение. Не буду вдаваться в подробности.
В целом же, в мире у военных принята практика изучения всех последних военных конфликтов, которые привели к успеху или, наоборот, закончились неудачей, выявили какие-то проблемы. Естественно, мы изучаем опыт Российской Федерации в боевых действиях в Сирии. Обмениваемся опытом со специалистами. Неоднократно мы обменивались мнением с министром обороны РФ Сергеем Шойгу. И наши соответствующие главки общались. Материал, спасибо российской стороне, они нам представили.
Мы примеряем это к своему региону. Сейчас все развивается очень быстро. Скажем, 4 года назад беспилотники были редкостью, а сейчас ни один командир даже низшего звена без него не обходится.
 В свое время вице-премьер РФ Дмитрий Рогозин говорил, что Азербайджан заинтересован в приобретении транспортного самолета Ан-124 "Руслан". Есть подвижки?
— Уважаемый господин Рогозин – большой друг Азербайджана. Мы довольны сотрудничеством с ним.
— А зачем Азербайджану АН-124 "Руслан", ведь не такие большие расстояния…
— Ну почему же. У нас в блокаде находится Нахичевань. Это не потому, что туда мы тащим боеприпасы и вооружения. Нет, это нужно, например, для снабжения населения продуктами, необходимыми вещами. Мы также закупаем технику из других стран, ее надо возить. У нас контингент в Афганистане. Военно-транспортная авиация очень важная составляющая любых вооруженных сил.
И отмечу, что помимо военных закупок, всегда стоит вопрос обслуживания техники, запчастей. В этом плане у нас большие перспективы. У нас много вертолетов российского производства. И транспортные, и боевые. У нас самолеты, бронетехника. Сейчас вопросы технического обслуживания – один из главных. В этом направлении мы ведем большую работу, уже есть результаты.
 Модернизация истребителей МИГ-29 ВВС Азербайджана тоже входит в это направление?
— У нас много вопросов с модернизацией стоит. Все, что нужно, уже проработано.
 Много шума в свое время наделала информация о том, что в Армении размещены ракетные комплексы "Искандер". Официальный Баку обращался с просьбой к Москве о приобретении таких же комплексов или соответствующего противоракетного оружия?
— Думаю, нет необходимости говорить о том обращался ли Азербайджан по этому вопросу к российской стороне или нет. Но я, как министр обороны, заявляю, что у нас в распоряжении имеется система, позволяющая сбить эти ракеты. Мы располагаем ракетами, превосходящими по количеству ракет противника в 50 раз. Я несу полную ответственность за сказанное. Представьте, какой будет ответный удар по инфраструктуре и военным целям, если они вздумают их применить!? В мире существуют несколько видов тактики применения войск. Да, "Искандер" — хорошая ракета. Но есть несколько вопросов. Какой это вид из этих ракет, в каком техническом состоянии они находятся, кто ими управляет и наконец, будут ли они в состоянии их применить?
Мы, как военные люди, всегда рассматриваем худший вариант, мы к нему готовы. Правда, ракеты, о которых я вам говорил выше, приобрели не в России, но по качеству не уступают. И я вам скажу, что мы смоделировали ситуацию, провели боевые стрельбы. Результат – отличный! На сегодняшний день мы уверены в том, что сможем защитить свои населенные пункты и военные объекты от ракетных атак с воздуха.
 Есть ли в ближайших планах минобороны Азербайджана совместные учения, мероприятия с российскими коллегами?
— Есть. Мы уже три года принимаем участие в международных Армейских играх. Это очень хорошее мероприятие, организованное на очень высоком уровне. Мы участвовали в танковом биатлоне, наша команда заняла довольно высокое место в "Кубке Каспия". И уже в этом году мы будем проводить эти игры в Азербайджане. Если раньше в играх принимали участие команды России, Азербайджана и Казахстана, то в этом году количество участников увеличится. Проявляют интерес к этим соревнованиям также Турция и Иран. Очень много стран желает присутствовать в качестве наблюдателей. Это ведь традиционная практика – сначала как наблюдатели, а потом уже как участники.
Кроме того, у нас были учения с РФ на Каспии, где отрабатывались такие факторы как борьба с терроризмом, спасательные действия. Это нормально, идет интеграция вооруженных сил, ведется обмен опытом. Налаживаются дружеские отношения. Особо хочу подчеркнуть помощь РФ в образовании наших военных специалистов. В военных учебных заведениях РФ обучаются очень много курсантов из Азербайджана. Это в основном специалисты по ПВО, авиационные специалисты, связисты и т.д.
— Вы рассказали об армейских играх. А что касается непосредственно учений? Запланировано что-либо совместное в этом году?
— Нет.
 А с чем это связано? Вы ведь сами сказали, что это помогает лучшему взаимодействию, борьбе с терроризмом?
— В этом году нет таких планов от РФ. В принципе, если будет такое приглашение, мы готовы.
 Может Азербайджан выступит организатором?
— Ну, вот на этих играх мы и совместно выступим. Сейчас у всех дел много. У нас свой фронт, у РФ свой. Наши учения проходят в основном на фронте, условия приближены к боевым.
 Сотрудничество между Азербайджаном и РФ в военной сфере беспрецедентное – от образования до модернизации оружия. Планируется ли подписание договора о военно-техническом сотрудничестве? Беларусь, Казахстан и Кыргызстан такие договоры имеют. И эти договоры дают серьезные преференции этим странам при покупке российского оружия, при обучении персонала…
— Там другой фактор. Мы покупаем российское вооружение по мировым ценам. А те страны, которые вы назвали, являются членами ОДКБ. Насколько я знаю по положению, они покупают вооружение по внутрироссийским ценам.
У нас есть межгосударственный договор о военно-техническом сотрудничестве, создана межгосударственная комиссия. От нас ее возглавляет первый вице-премьер Ягуб Эюбов, от российской – вице-премьер Дмитрий Рогозин. Эта комиссия собирается по несколько раз в год, определяет направление военно-технического сотрудничества. В ходе этих заседаний решаются вопросы в рабочем порядке. А это текущий рабочий процесс, проблемы возникают в любом случае. Продавец хочет продать подороже, покупатель — купить получше и подешевле. Это я говорю образно, не касаясь непосредственно нашей комиссии. Естественно текущие вопросы решаются. На сегодняшний день все поставки вооружений, которые были определены договором между Азербайджаном и РФ уже выполнены на 90%.
Мы сейчас уже дополнительно изучаем некоторые образцы вооружений, запрашиваем, испытываем. Покупка оружия – вопрос многогранный. С одной стороны, нужно избегать шаблона, с другой – разношёрстность создает проблемы в обслуживании. Это очень сложный вопрос.
 Недавно прошел очередной раунд межсирийских переговоров в Астане, где обсуждался вопрос про зоны деэскалации в САР. По словам спецпредставителя РФ господина Лаврентьева, Россия предложила ряду государств СНГ поучаствовать в контроле за соблюдение перемирия в этих зонах. К Азербайджану обращались?
— Вы, пожалуйста, задавайте вопрос, относящийся к Министерству Обороны. Я в ответе за Министерство Обороны.
 Поставлю вопрос иначе: готова ли армия Азербайджана проконтролировать перемирие в зоне деэскалации в Сирии?
— Боеготовность азербайджанской армии на высоком уровне. Она имеет боевой опыт. Представьте себе армию, которая воюет около 30 лет. Да, иногда утихает накал, иногда увеличивается. Но армия в окопах. Это я говорю чисто теоретически о возможностях азербайджанской армии.
А что касается того, где и что она должна делать вопрос уже политический. Я – не политик и никогда политикой не занимался. Но азербайджанская армия способна к выполнению любых задач. Я, как министр обороны, оцениваю уровень боеготовности как высокий. И это не только мое мнение.
 Господин министр, уже стали некоторой традицией совместные военные учения Азербайджана, Турции и Грузии. Каковы планы в этом направлении? Если ли конкретные сроки по планам?
— О конкретных сроках говорить рано. Потому, что в той или другой стране возникают нештатные ситуации. У нас готовится совместный документ, который будет предусматривать вопросы взаимодействия вооруженных сил Грузии, Турции и Азербайджана. В этом документе предусматриваются вопросы совместных учений.
Притом, что с Турцией у нас уже проводятся совместные учения ВВС, войск специального назначения, мотопехотных частей и танковых подразделений. Одновременно с участием Грузии проводятся совместные трехсторонние командно-штабные учения "Eternity".
На последней встрече Министров обороны в Батуми мы договорились пригласить Грузию к совместным учениям, проводимым с Турцией. В июне нынешнего года проводились совместные учения с Турцией в которых принимали также участие представители ВС Грузии.
В конце нашей беседы я бы хотел особо отметить, что Министерство обороны Азербайджана рассматривает Вооруженные Силы России как надежного стратегического партнера, с которым и в дальнейшем готов развивать отношения в области военного образования, проведения совместных мероприятий и в вопросах военно-технического сотрудничества.
 Спасибо за интервью, господин министр!
— Я вам также благодарен!

Источник
 
Gur Khan: Азербайджан очень избирательно и с большим смыслом подходит к вопросам о закупке вооружений. Знаю об этом не по наслышке. Так, в свое время, Азербайджан купил в России танки Т-90С в самой максимальной на тот момент комплектации, ряд инженерных машин на танковой базе, ТОС-1А, но отказался от приобретения БМПТ. И это притом, что на рекламу БМПТ были ухлопаны огромные ресурсы. Вопрос решила публикация в чешском журнале АТМ и российском "Арсенал. Военно-промышленное обозрение". Проанализировав ее, азербайджанские военные и сделали свой выбор.  И я даже знаю ее автора! ;) Сейчас УВЗ и РОЭ готовят мега-контракт с Индией на модернизацию Т-90С по варианту Т-90МС. Индия так же очень скрупулезно и взвешенно подходит к выбору критически важной военной техники. В свое время лично я предпринял не мало усилий для продвижения Т-90МС в Индию. Речь тут даже не о тех публикациях, которые я делал как в этом блоге, так и в профильных журналах, а личных неофициальных контактах на уровне, скажем так, "влияющем на принятие соответствующих решений". Будучи патриотом УВЗ мог ли я поступать иначе? Конечно нет. Но сейчас возникла иная ситуация. Я не хочу, что бы плодами труда тагильчан, моими бескорыстными усилиями, воспользовались кремлевские воры. Вот и думаю, а не подключить ли снова свои каналы, и не сорвать ли этот намечающийся контракт? Ведь у меня есть чего предложить Индии в замен Т-90МС! ;) И это предложение индийской стороне будет не просто очень выгодно, а очень-очень выгодно...

Комментариев нет:

Отправить комментарий

Примечание. Отправлять комментарии могут только участники этого блога.