четверг, 16 февраля 2017 г.

АФГАН КАК МИФ




За 20 лет, прошедших от окончания афганской войны, ее искаженный образ намертво въелся в сознание соотечественников, и гротескные копии только...



Достойно удивления, что, несмотря на многочисленные изданные книги воспоминаний участников, очень подробно описанные мельчайшие события войны, ветеранские сайты и т. д., образ десятилетнего «похода за речку» в сознании людей, кинематографистов и журналистов нисколько не проясняется, и спустя четверть века повторяются все те же штампы о «бессмысленной кровавой войне», о «горах трупов» и «реках крови», о многочисленных сошедших с ума от этих «рек крови» ветеранах, которые затем спились, скололись, стали бандитами.
 
Тайна за седьмью печатями
В этом одно из отличий афганской войны от «чеченской» кампании, о которой, скорее всего, у людей имеется более адекватное представление, и это в значительной степени есть результат деятельности средств массовой информации в условиях более открытого общества. Про «чеченскую» войну не сложилось мифов, искажающих ее образ, информация абсолютно доступна, и, как правило, она оперативно поступала из разных источников, в том числе и из прямого телеэфира.

Разумеется, ситуация с информацией об афганской войне в 80-е годы совершенно несопоставима с тем, что было у нас чуть позже, в 90-е, когда начались обе «чеченские» кампании. Тогда в центральной и региональной прессе был запрет на всякое упоминание об Афганистане. Какую-то иносказательную информацию для посвященных можно было получить из ведомственной прессы, да и то не из главного органа — «Красной звезды», а из различных окружных «окопных правд».
Чем мельче армейская газетенка, тем больше реальной информации можно было из нее почерпнуть.
Зачастую информация подавалась обиняками, мол, подразделение капитана Соколова, проходящего службу в Туркестанском военном округе, выполняло учебно-боевую задачу по оказанию интернациональной помощи в горах Гиндукуша, как вдруг на них неожиданно напала многочисленная вооруженная банда. Бойцы и командиры не растерялись, а дали решительный отпор, демонстрируя чудеса боевой и политической подготовки, в результате 10 бандитов убито, а остальные взяты в плен. Среди наших бойцов трое раненых, слава героям!
Любопытный штрих к картине цензурных ограничений позднесоветского времени. В вышедшем как раз в середине 80-х популярном сериале по произведениям Конан Дойла с Василием Ливановым и Виталием Соломиным в главных ролях Шерлок Холмс спрашивает Ватсона, где он был ранен? И тот честно отвечает — в Афганистане, одной из многочисленных британских колоний. Так и в книге, и в первоначальном варианте фильма, но делать из Ватсона главного афганского ветерана страны посчитали слишком смелым, поэтому в подцензурном варианте Ватсон отвечает нечто неопределенное: «В жарких странах».
Такая «информационная занавеска» автоматически порождала разветвленную мифологию «рек крови» и эшелонов с цинковыми гробами, стоящих на запасных путях больших городов России. В дальнейшем Афгану тоже не повезло, ведь, несмотря на постепенно открывавшуюся свободу печати и информации, «афганская карта» была энергично разыграна в большой геополитической игре, называемой «крушение СССР». И без того искаженная и отрывочная информация об Афганистане искажалась и извращалась еще больше, становилась собранием каких-то фантастических баек, повторявшихся и обиходно, и официально. Здесь уместно вспомнить ставшее знаменитым обвинение академиком Сахаровым с трибуны съезда военного руководства СССР в уничтожении своих пленных. Не думаю, что Сахаров, введенный в данном случае в заблуждение, интересовался реальным положением дел, просто такого рода примеры «кровавых преступлений» Советской власти активно использовались в то время на разных уровнях для расшатывания Советского государства.
«Все плохо в этой худшей из стран», — эта мантра, положенная на мотив похоронного марша, стала основным аккомпанементом всех происходящих в стране процессов. «Афганская тема» была здесь среди основных, и уже в начале 90-х сложилось стойкое убеждение, что Афган-то и похоронил окончательно СССР.
Разоблачение «разоблачений»
Не претендуя на полноту, обозрим несколько расхожих мифов об Афганской войне, сложившихся в то время и распространяемых поныне. Я даже не пытался формулировать их, а просто выписал повторяющиеся словосочетания из разных статей в печати и обсуждений фильмов об афганской войне из интернета.
"Бессмысленная война
И к тому же преступная, раз уж бессмысленная. Иными словами — вводить войска было не надо. Это главный штамп, уже практически ни у кого не вызывающий сомнений, повторяемый зачастую и самими ветеранами, и авторами книг об этой войне. Поскольку этот миф основополагающий, из которого, в значительной степени, вытекают и другие искажения, то, пожалуй, он достоин отдельного исследования. Здесь же отметим лишь несколько резонов, указывающих на то, что не все так просто и однозначно было с мотивацией афганской кампании.
Контроль сопредельных территорий — это азбука геополитики, особенно в условиях противостояния двух империй. Эта истина сермяжна до такой степени, что все время испытываешь легкую неловкость от ее повторения, истина эта сопоставима по онтологичности с утверждениями типа «смерть неизбежна» или «семья — ячейка общества». Со времен великой Римской империи сложилось всего два основных способа такого контроля чужой территории: оккупация и марионеточное правительство. При этом римлянам было проще, чем СССР, им никакая другая сверхдержава не противостояла.
К моменту советского вторжения создалась реальная угроза изменения курса афганского правительства на союз с США. Именно это обстоятельство и было принято в разумение при принятии решения о вторжении. Вполне возможно, с высоты прошедших лет и опыта развития событий, можно утверждать, что надобно было поступить как-то там умнее, хитрее и талантливее, но уж, по крайней мере, очевидно, что бессмысленным решение о вводе войск не было. Государство преследовало свои насущные интересы, вполне возможно, могли быть и более эффективные методы (хотя пока никто не назвал ни одного), в просчетах же не застрахован никто — ни человек, ни государство. Поэтому даже серьезная постановка вопроса о «бессмысленности и преступности» мне кажется малоумной.
Одно время получила хождение идея, популярная и теперь, о том, что США специально втянули СССР в Афганистан, чтобы его обескровить и измотать. Идея эта идет от сочинений З. Бжезинского и лично мне представляется не более чем формой саморекламы этого, несомненно, талантливого деятеля. Вызывает лишь некоторое недоумение, что ее некритично повторяют и довольно авторитетные российские исследователи войны.
Любопытно следующее. По собственному опыту помню, что замполиты, занимающиеся по должности идеологической мотивацией войны и доведением ее до каждого солдата, выражали ее так: «Не было бы здесь нас, здесь были бы американцы со своими ракетами». Поначалу нам это казалось убедительным, затем, чем дальше воевалось, тем более ироничным делалось отношение к этому тезису. В конце же афганской войны (когда я уже отвоевал) над этой замполитовской мотивацией было уже принято откровенно издеваться. Всем уже вдолбили в головы, что это не более чем пропагандистский трюк и полная ерунда, а война эта «бессмысленная».
И вот прошли годы, и случилось то, над чем все так смеялись.
И это уже само по себе какая-то злая насмешка судьбы: вот как они говорили, так и произошло.
НАТО не только оказалось в Афганистане, но уже и завязло там. А я уже на европейских дорогах встречаю одного за другим русских парней из Америки или Германии, воюющих там, в Афгане, в составе частей НАТО. Да здравствуют замполиты! Сейчас не хочется углубляться в причины, по которым все туда лезут, от Александра Македонского до США. Достаточно лишь сказать: значит, они есть.
« Реки крови, горы трупов»
Хотелось бы, чтобы военных потерь не было вообще, но 14 тысяч убитых советских воинов в Афганистане за 10 лет — это не такая уж большая цифра. Если сравнить с потерями США во Вьетнаме, то при всех оговорках при сравнении этих цифр (более масштабная война, участие регулярной армии Северного Вьетнама) США потеряли за те же 10 лет 58 тысяч убитыми, то есть в 4 раза больше. Уровень потерь Советской армии в Афганистане был существенно ниже и чем Российской армии на первой «чеченской». Уж целыми батальонами и бригадами в Афгане наши воины не гибли. Да и вообще, нынче становится очевидным то обстоятельство, что в обозримой исторической перспективе афганская кампания была одной из самых организованных войн СССР, а, может быть, и России.
Имеется в виду сравнение со старой Россией, а не с нынешней, которой на таком уровне организации не под силу и в сто раз более мелкая операция. Это был последний организационный и военный всплеск великой советской военной системы.
Операция по вводу войск и, в особенности, по десантированию 103-й воздушно-десантной дивизии, захвату Кабула и установления марионеточного правительства Кармаля Бабрака была проведена идеально, вошла во все военные учебники. Уж во всяком случае, не потребовалось многомесячных массовых бомбардировок афганских войск и инфраструктуры, как США в подобном случае. Потери были незначительны, а если бы не крушение самолета ИЛ-76 с 60 десантниками на борту, их бы и вообще почти не было.
Это была едва ли не первая русская война, где за гибель или даже за ранение солдата строго спрашивали с командиров. И уровень потерь подразделения был едва ли не главным критерием оценки деятельности командира. Служебные несоответствия, партийные взыскания и даже понижение в звании и должности раздавались весьма обильно именно за неоправданные потери.
Когда однажды наш парашютно-десантный батальон за примерно неделю боев потерял 6 человек, то проверяльщики из вышестоящих штабов вплоть до московских гнобили нас чуть ни полгода, а на репутации тогда еще молодого комбата эти потери отразились далеко не в лучшую сторону.
Это была война, на которой никто не посылал в атаки, как это зачастую показывают в фильмах об афганской войне. Прежде чем послать куда-то солдат, все возможные огневые точки надежно подавлялись огнем авиации и артиллерии, а при возникновении малейшей опасности — снова авиация, артиллерия, и только потом солдаты шли вперед.
Наконец, это была война, когда на поле боя не бросали ни раненого, ни убитого, а если в горячке боя забывали, то обязательно возвращались. Часто бывало так, что, вытаскивая тело одного солдата, гибли еще несколько, что может показаться со стороны и неразумным. Но в этом как раз и была высшая мудрость войны — солдат должен быть уверен твердо: его ни при каких обстоятельствах свои не бросят.
Это прибавляет ему и сил, и отваги.
«Необученных солдатиков гнали на убой»
Если под «убоем» понимать хождение цепью в атаку, то об этом я уже написал, этого не было. Мотив же «необученности», повторяемый даже в серьезных книгах о той войне, продолжает меня удивлять. У меня же, напротив, сложилось впечатление, что никогда ранее наша Родина не располагала более обученной и находящейся в постоянном процессе обучения армией. Это была мощная военная организация и система комплектования.
Любой солдат попадал в Афган после минимум 6 месяцев обучения. Он уже все умел, как солдат, только не было опыта и практики.
Ее он постепенно, подчеркиваю — постепенно, приобретал. Тут уж я мало нового открою, это знают все служившие… Организация Советской армии такова, что в подразделении обычно лишь четверть молодых солдат. Остальные более или менее опытные. На боевые операции этот процент старались еще больше снижать, лишь очень выборочно, по 1–2 используя молодых солдат. Есть многочисленные свидетельства того, как старослужащие солдаты добровольно откладывали дембель, чтобы участвовать в операциях, в которые опасно было посылать молодых. Во все время между боями и походами войска занимались плановой учебой, освоением новой техники, отработкой меняющейся тактики борьбы с душманами.
«Преступления Советской армии в Афганистане: грабежи, насилие, расправы над мирными жителями»
Я далек от того, чтобы вовсе отрицать случаи и того, и другого, сопутствующие всякой войне.
Для квалифицированного разоблачения этого мифа нужна статистика, а у меня ее нет. Могу опираться лишь на собственный опыт и собственные ощущения.
Служа в одном из самых деятельных подразделений ВДВ в Афганистане, 350-м парашютно-десантном полку, за более чем 2 года мне так и не удалось поучаствовать ни в одном расстреле мирных жителей, ни в одной акции насилия и грабежа. Даже немного обидно.
У самого иной раз закрадываются подозрения — может быть, я не настоящий ветеран? Мне доводилось слышать рассказы об этом, но всегда через третьих лиц, и самих предполагаемых насильников и убийц мирных жителей я лично не видел.
Операции по зачистке кишлаков были по большей части организованы так, что мы лишь блокировали населенный пункт, а «зачищали» его подразделения Царандоя (МВД) и ХАД (Госбез). То есть сами афганцы. Если душманы прорывались, то здесь уж мы вступали в бой. Бывали случаи и непосредственного участия в расчистке населенных пунктов, как в нескольких операциях под Кандагаром в 1983 году.
Здесь нужно представить, что подразделению ставилась задача на день, от восхода до заката оно должно было пройти значительную территорию, зачастую с боем, и выйти к назначенной точке. Это сильнейшее и физическое, и психологическое напряжение, заниматься грабежами и насилием было попросту некогда, да и не было сил. Кроме того, население из этих районов заблаговременно уходило, а в домах, кроме рваного блохастого тряпья, ничего не оставалось.
Честно говоря, я с трудом представляю возможность сексуального насилия в таких условиях, даже если она бы и представилась. В этом случае нужно было успеть кого-то изнасиловать практически «без отрыва от производства», то есть участвуя в бою, на виду у товарищей, на жуткой жаре, находясь в крайне измотанном физическом состоянии (что такое 2–3 дня непрерывных боев, может понять лишь участник такого мероприятия), в совершенно антисанитарных условиях. Да и сам вид большинства афганских женщин был далек от образа секс-бомб с нынешних рекламных плакатов. Это же каким либидо надо было обладать, чтоб совершить акцию насилия в таких условиях!
В горах же, где происходила большая часть наших войн, и вообще никого не изнасилуешь, разве что самку тушканчика. Кроме того, подразделение — это же большой коллектив, в нем есть и офицеры, и политработники, и особисты… Прежде чем что-то совершить, ты должен вступить в сговор, что просто нереально.
А «просто так», самовольно, как это показано в фильме «9 рота», ни офицеры, ни солдаты по афганским кишлакам не ходили.
"Чтобы избавиться от «кровавых мальчиков» в глазах после преступлений, солдаты предавались наркомании. А многие из солдат и в мирное время продолжали заниматься тем же, спивались, принимали наркотики, были подвержены серьезным психическим расстройствам"
Опять же, здесь нужна какая-то статистика, которой у меня нет.
Но подозреваю, что ее вообще нет.
Уже в мирное время мне приходилось встречаться с ветеранами-афганцами, покуривавшими травку. Но чаще я встречал курильщиков анаши среди тех, кто в Афгане не бывал.
Подозреваю, что наибольшее распространение курение анаши (а речь может идти только об этом, а вовсе не об уколах героина) могло иметь в небоевых частях. Например, в нашем батальоне, стоящем отдельно посреди пустыни, где все жили в палатках, а значительное время офицеры жили в одной палатке с солдатами или, по крайней мере, в рядом стоящих палатках, просто даже места такого трудно было найти, где можно было бы незаметно покурить анаши. Она ведь издает характерный запах, который чувствуется на расстоянии. Эта акция разврата существенно заметнее, чем обычное употребление алкоголя. Офицеры не могли ее себе позволить из боязни быть увиденным своими солдатами и начальством, что отразилось бы на их дальнейшей службе. В отношении солдат наказание за курение анаши было очень суровым. Злоумышленника помещали на 3 дня на «губу» — в яму с ограниченным количеством воды, и, зачастую, он после этого навсегда переставал курить даже обычные сигареты.
Из общения с товарищами-офицерами знаю, что примерно такая же ситуация была в большинстве боевых подразделений ВДВ.
По поводу особенной подверженности ветеранов психическим расстройствам или последующего ухода их в криминал тоже считаю это одним из распространенных штампов. Война — едва ли не более естественное состояние для человечества, чем мир. Войны были всегда, Афганская война не является каким-то исключением в этом ряду, и вовсе не обязательно всякий ее участник должен сойти с ума, стать пьяницей, наркоманом и социально опасным типом. Как правило, все наоборот. Образ солдата в народном сознании — это образ доброго, мудрого защитника, вне зависимости от того, где ему пришлось воевать: в Отечественной войне 1812 года или вместе с князем Суворовым, съезжая на заднице по неизвестно чьим Альпам с вовсе уж призрачной целью.
Я поддерживаю отношения и с офицерами, и со своими солдатами из Афгана через сайт «Одноклассники» и ветеранские сайты.
Из тех, кто находится в поле зрения, из нескольких десятков людей я лишь про одного своего солдата слышал, что он «сильно бухал, потом пропал». Остальные все расплодились, заселили огромные пространства от Белоруссии до Дальнего Востока, понастроили домов, развели сады, нянчат детей и внуков.
Многие из офицеров прошли по нескольку войн, затем еще получили гражданское образование, ведут вполне успешную жизнь.
«Мы проиграли эту войну»
Ну, с этим вообще все просто.
СССР успешно и с малыми потерями контролировал огромную территорию враждующих племен на протяжении 10 лет. Если бы было необходимо, то проконтролировал бы эту территорию и гораздо дольше. Когда войска ушли, контроль марионеточного правительства продолжился, и что совсем удивительно — это афганское правительство даже пережило своего сюзерена, Советский Союз, на целых 2 года. Так что афганскую операцию в целом можно считать весьма успешной акцией.
Особенно, имея перед глазами сегодняшние перспективы развития ситуации в Афганистане в связи с присутствием там войск НАТО и героиновой угрозой, оттуда исходящей.
Алексей КОЗЛАЧКОВ

Источник

7 комментариев:

  1. Зачем меняли страну на халупу ?

    ОтветитьУдалить
  2. площади посевов опия с 01 по 12 годы выросла с 75 до 240 тыс Га. А ната требует туды еще солдат. Не справляются хлопцы.

    ОтветитьУдалить
  3. Извините опий это дерево или кустарник

    ОтветитьУдалить
    Ответы
    1. это цветок мак!)))а опий -молочко маковое)))

      Удалить
    2. Зачем ты ему рецепт сказал! Теперь он с этого молочка совсем с ума сойдёт)))

      Удалить
  4. В смысле площадь еще и доить надо!

    ОтветитьУдалить