четверг, 8 декабря 2016 г.

Объект 275 (фото)

Фото из архива Ю.М.Мироненко. В Сети размещено уже давно, но вот наткнулся только что. Раритет!



Из воспоминаний Юрия Михайловича:

Приключения в Шиханах

Пришла телеграмма, что танк объект 275 и четверо моих ребят прибыли железной дорогой в Шиханы-2 на химполигон ЦНИИИ-33 – пора выезжать самому. Добираюсь до Саратова, пересаживаюсь на поезд до Вольска, где меня должна встречать машина. От Саратова до Вольска 130 км, а от Вольска до полигона 18.

Приехал. На лицах встречающих удивление – где вещи?

Действительно, вышел из поезда, руки в карманах, чемодан остался в Саратове. Его я засунул в ячейку камеры хранения, замок открыть не удалось, его заклинило, а до отхода поезда на Вольск оставались считаные минуты – пришлось уехать без чемодана. В принципе в Шиханах он и не пригодился, там жизнь, как у Христа за пазухой – коммунизм да и только. «Суточные» в полтора раза больше, «квартирные» остаются не потраченными – гостиница бесплатная, кормят «на убой» три раза в день и тоже бесплатно. Но, как говорят – бесплатный сыр бывает только в мышеловках - не прошло и недели, как мы ощутили это на себе. Начались метели, снега навалило выше двух метров. Каждое утро солдаты нас «откапывали» - снег наметало до второго этажа гостиницы, а дорогу на полигон с трудом прокапывала специальная техника. Жилгородок состоял их четырёх- пяти домов, от жилья до проходной технической территории неторопливым шагом 5 минут, столовая рядом. Любителям выпить – лафа, спиртом хоть умывайся. Короче, деньги тратить не на что. Из развлечений – столовая , работа и гостиница с графином спирта. И хотя в двух километрах была небольшая деревенька, но контингент там был такой неприглядный, что к нему даже крепко подпивших мужиков не тянуло. До Вольска физически было не добраться – снежные заносы..

Целью нашего приезда на химполигон была проверка реальной защищённости экипажа объекта 275 в условиях применения высокотоксичных отравляющих веществ, бактериологического оружияи и нахождения танка на радиационно «загаженной» местности.. Кроме того мы должны были получить заключение о возможности надёжной дегазации, дезинфекции и дезактивации объекта после всего вышеперечисленного. Прежде чем начать испытания нам пришлось прослушать краткий курс лекций по химическому, бактериологическому и ядерному оружию, а также их возможному воздействию на наши организмы. Ну, а потом объект 275 должен был реально познакомиться с нервно-паралитическими ОВ : зарином и зоманом, удушающим - фозгеном, имитаторами бактериологических средств, а также с «альфой» и «бетой».

Кожно-нарывные и общеядовитые ОВ по непонятным причинам из нашего «рациона» были исключены, но мы решили не скандалить.

Надо сказать, что эта командировка в Шиханы была на редкость не утомительна. За месяц было не более 10 рабочих дней, остальное время уходило на пережидание непогоды, на откапывание гостиницы, прокапывание трассы для танка , на дегазацию и дезинфекцию после очередных заражений, и т.д. и т.п. На этом увертюру завершаю и перехожу к эпизодам с трагикомическим содержанием. Представьте себе снежное поле, на котором, как сиротинушка стоит танк. В нескольких метрах от него возвышается шест, на вершине которого прикреплён заряд, содержащий нервно-паралитический зарин. Идёт подготовка к испытаниям. В ней участвует не менее 15 – 20 человек, в том числе мы: я, мой заместитель по всем вопросам Геннадий Скобкин, водитель, электрик и слесарь. Остальные – работники полигона и института. Да, совсем забыл о медике. Медицина присутствует всегда, причём обязательно с ружьём для охоты на несознательных. К несознательным она относит всех, кто без разрешения пытается проникнуть на территорию химполигона с целью сознательного разноса заразы или просто так.

К ним относятся в основном зайцы, но попадаются иногда и лоси. Зайчатина и лосятина продаётся на символическом рыночке напротив нашей гостиницы за символическую плату.

Итак, идёт подготовка к подрыву боеприпаса. К двухметровой палке, воткнутой в снег, на верхнем конце привязана тряпочка, исполняющая обязанности флюгера, т.е. указывающая направление ветра. Соответственно по этому направлению должно понести заразу на танк. За тряпочкой наблюдает специально закреплённый за нею солдат. Да и мы периодически поглядываем на неё. Вообще-то, полигон устроен так, что на нем ветер дует почти всегда в одну сторону.

Наступает время «Х», мы все отходим на 100-150 метров в сторону, где на случай «чаво» стоит бортовая машина с противогазами. С утра идёт снег. К моменту подрыва боеприпаса снега навалило выше колена. Раздаётся команда на подрыв. Взрыв снарядика не впечатляет. Вдруг раздаётся чей-то голос: «Ребята уноси ноги, тряпка повернулась в нашу сторону!». Следует команда:

«Всем одеть противогазы !». Сумки с противогазами кучей навалены в кузове автомобиля. Первым к машине подбегает мой слесарь. Солдат в кузове кидает ему сумку. Слесарь напяливает противогаз на раскормленную шиханской столовой и дармовым спиртом физиономию и … противогаз с треском разваливается на две части.

Ему кидают второй противогаз – результат тот же! Офицер кричит солдату: «Дай ему третий номер!». Солдат роется в куче. Я и Скобкин бросаемся бежать в безопасную сторону. Легко говорить бежать – снег выше колена, а на нас химодежда и огромные бахилы. За нами изо всех сил стараются бежать почти все остальные.

Сзади раздаётся крик солдата: « Нет тут третьих, здесь одни первые номера!». Потом слышится матершина и звук заводящегося автомобиля. Выбиваемся из сил, не пробежав и 100 метров. Рядом какой-то полигонный деятель проломив ледяной наст под свежевыпавшем снегом, проваливается по пояс в сухой подкорковый. Скобкин бросается ему на выручку, но корка надломилась и он тоже проваливается. Не знаю, чем бы всё это закончилось, но сзади раздаётся очередная команда офицера: « Стойте, ветер в норме!».

Фу, хорошо размялись! Сцепившись руками за ноги предыдущих, образуем человеческую верёвку, посредством которой вытаскиваем двух утонувших в снегу.

Итак, испытание завершено, машина заражена, нам предоставляется трёхдневный отпуск, а химикам работать и работать над дегазацией танка. Бездельничать я разрешил всем кроме себя, Скобкина и механика-водителя Володи Фёдорова, нам необходимо было познакомиться с процессом дегазации нашего танка. Это было нужно для составления детального технического отчёта по результатам командировки и для расширения кругозора. На второй день мы с прикреплённым к нам офицером «вспомнили», что дегазация дегазацией, но необходимо произвести замену на танке фильтра-поглотителя ФПТ-100, который наглотался зарина. Здесь-то и выяснилась полная некомпетентность создателей системы коллективной защиты об.275 от всяких зловредных средств - фильтр размещался внутри танка в отделении экипажа . Короче, загрязнённый зарином фильтр для замены на новый надо было отсоединять от «грязного» воздуховода и вытаскивать через пространство, где размещался экипаж , тем самым заносить туда всякую «заразу». Делать нечего, фильтр было решено менять, когда концентрация зарина в атмосфере снизится до приемлемой. Темнеет, производится смена караула.

Ночью солдату не позавидуешь. Снежное поле, темно и холодно.

Единственное спасение от ветра, это уникальное солдатское изобретение – «туалет» на санках. Конструкция простая, но эффективная. На большие сани устанавливается и закрепляется будка с дверью, похожая на садовый туалет. Внутри будки скамейка, термос с кипятком и пр. Снаружи на палке тряпица-флюгер, развевающаяся на ветру. В двери и в задней стенке вделаны застеклённые окошечки для наблюдения.

Всё бы хорошо, но танк и ближайшие к нему окрестности заражены ОВ, поэтому надо постоянно следить за тряпочкой и в случае изменения направления ветра выскакивать из будки и за верёвку тянуть сани в другое место, куда ветер не несёт заразу. Хорошо, если во время дежурства ветер постоянно дует в одну сторону, а если постоянно меняет направления… Бедному солдатику всю ночь приходится бегать и таскать за собою громоздкую конструкцию саней с «туалетом».

На следующий день, оседлав наш ЗИЛ-157 с кунгом, поехали попытаться демонтировать зараженный ФПТ-100 и установить новый. В машине нас четверо, включая старшего офицера. Все мы одеты с иголочки – в химкостюмах и при противогазах, соответствующих нашим головам, включая физиономии – вид респектабельный. Подъехав к танку, выпустили подполковника с каким-то большим прибором для определения концентрации зарина. А сами, как положено, полюбовались на свои глаза в выданные нам зеркальца на предмет миоза, а для профилактики приняли по 100 г спирта. Первый признак наличия зарина, это миоз – сужение глазного зрачка. Человеческий глаз - самый чувствительный прибор. Когда зрачок превращается в булавочную головку – уноси ноги. Ну, а спирт – это всем известная профилактика от всего, даже от плохого настроения.

Приходит подполковник и разрешает приступить к выемке ФПТ-100, но работать надо не более 15 минут в противогазе и в резиновых перчатках, после чего необходимо покинуть машину. Механик Володя «засаживает» стакан спиртяги, напяливает противогаз и уходит на работу. Мы с подполковником садимся «слегка перекусить» и поболтать о химии. Заболтавшись, глянули на часы – ужас, прошло больше 40 минут, как Вовка залез в танк. Хватаю противогаз и к танку.

Первая мысль – жив ли он? Мне не до зарина, засовываю голову в люк. Не фига себе картинка – внутри сидит Вовка без противогаза и без перчаток, и рядом зараженный фильтр. Догадавшись, что в противогазе я, он улыбается и докладывает, что для демонтажа этого проклятого фильтра надо было вскрыть стенку, отвинтить и отсоединить в отсеке «до чёрта всякой хрени», чего в противогазе и в огромных резиновых перчатках сделать невозможно. Потом, глядя на меня выдаёт: « А ты, Михалыч, чего вырядился, как в филармонию? Снимай противогаз, подыши чистым воздухом».

Вот такие дела. Как потом выяснилось, концентрация зарина внутри танка была высокой. Он же 40 минут стоял с открытыми люками. А если учесть,что Вова отсоединил фильтр от загрязнённого воздухозаборного патрубка, то вся зараза посыпалась во внутрь.

Для Вовки же, занятому делом и принявшему стакан спирта с куском сала, эта концентрация зарина оказалась, как слону дробина – никаких последствий, кроме желания ещё «принять на грудь» для сугрева.

P. S. Оказывается в определённых условиях русскому человеку не только море по колено, но и пофигу нервно-паралитические ОВ – проверено на химполигоне в Шиханах!

© Юрий Мироненко
2008-2010


Полностью ознакомиться ( кто не знаком - что вряд ли!!!) с воспоминаниями Ю.Мироненко можно тут
http://www.voenmeh.com/memo.php?part=9

Утянуто с форума DogsWar

2 комментария:

  1. О! Мироненко ) Помню случайно наткнулся и прочитал запоем. Замечательный рассказчик. Интереснейшую жизнь прожил судя по мемуарам

    ОтветитьУдалить
  2. Это один из вариантов перевооружения стандартной БТТ ракетными ПУ? Как Объект 279М?

    ОтветитьУдалить