пятница, 14 октября 2011 г.

ТЕХНИЧЕСКОЕ ОБЕСПЕЧЕНИЕ: ПРОБЛЕМЫ И РЕШЕНИЯ часть 2


Алексей ГАЙДАЙ ,
журнал «Арсенал.Военно-промышленное обозрение» №5/2011г
Новый облик техобеспечения: бригады и батальоны

Министерство обороны и Главное автобронетанковое управление (ГАБТУ) в период с 1979 по 2008 год накопили обширный опыт организации технического обеспечения. В целом были отработаны штаты ремонтных органов и предложения по их реорганизации, также имелись точные данные по эффективности ремонтной, эвакуационной техники и станочных парков. По заявлению представителей МО РФ и ГАБТУ, решение проблем упиралось в отсутствие должного финансирования, при наличии которого появлялась возможность реализовать все наилучшим образом. Начавшийся в 2008 году переход на «новый облик» Вооруженных Сил дал возможность ГАБТУ на практике продемонстрировать современные подходы к техническому обеспечению войск. Так что же за три года перехода на «новый облик» смогло создать Министерство обороны и Главное автобронетанковое управление в системе технического обеспечения? Это весьма актуальный по нынешним временам вопрос, тем более что «новый облик» уже слегка устарел и на подходе ожидается «новейший облик».

В конце 2008 года появились первые проекты штатов частей и соединений «нового облика». Решено было отказаться от сложной системы эшелонирования в звене «фронт-армия-дивизия», так же было решено отказаться от дивизий, а перейти к отдельным бригадам, благо, что положительный опыт имелся. В начале 2009 года получили известность штаты бригад «нового облика». Посмотрим, какие изменения произошли в ремонтных органах.

Мотострелковая (танковая) бригада «нового облика» состоит из линейных батальонов. В батальоны вернули взвода обеспечения, знакомые еще по советской структуре. Однако в составе нового взвода обеспечения, вместо двух отделений по обслуживанию техники (автомобильной и бронетанковой), теперь имеется одно, которое призвано обслуживать как автомобильную, так и бронетанковую технику. Эвакуационных средств во взводе не предусмотрено. Возможности по ремонту техники и вооружения, не говоря уже о восстановлении, у такого взвода минимальны и позволяют осуществлять лишь техническое обслуживание.

Ремонтным органом бригады является ремонтно-восстановительный батальон. По своему штату он представляет собой точную копию отдельного ремонтно-восстановительного батальона мсд (тд). В его состав входят 5 рот:
             эвакуации;
             ремонта автомобильной техники;
             ремонта бронетанковой техники;
             ремонта техники РАВ;
             ремонта средств связи, инженерного имущества и имущества РХБЗ.
Несмотря на то, что ВС РФ во время описанных ранее боевых действий все время сталкивались с острой необходимостью наличия в составе ремонтных органов бригад и полков подразделений, которые бы осуществляли агрегатный ремонт узлов и механизмов, в ремонтных органах бригад «нового облика» таких подразделений не появилось. Как и в прошлом, возможности бригады по ремонту агрегатов, не говоря уже о восстановлении, остались очень низкими. Ситуация сложилась парадоксальная. По заявлениям Министерства обороны и Генерального штаба, общевойсковые батальоны теперь являются основными единицами для ведения боя. Они должны быть мобильными и автономными, минимально зависеть от бригады. Но фактически эти требования не реализованы. Мсб (тб) мсбр критически зависят от ремонтных органов бригады, а учитывая возросшее количество батальонов и дивизионов в составе бригады, даже разделение РВБ на ремонтные группы не позволит эффективно реализовать техническое обеспечение.

Почему так получилось? Неужели ГАБТУ не анализировало опыт Афганистана и Чечни? Этого просто не может быть. Значит, причина такого странного решения кроется в чем-то другом. Но в чем же? Ответ на этот вопрос лежит на поверхности. При создании бригад «нового облика» Министерство обороны пыталось совместить два противоположных требования:
   бригады должны быть автономными и минимально зависеть от средств усиления вышестоящего командования;
   бригады должны быть настолько «легкими», чтобы «выйти по тревоге за 1 час» (по словам начальника ГШ Николая Макарова).

Для решения первой задачи в составе бригады необходимо иметь большие запасы материальных средств, увеличенное количество огневых средств, а также усиленные ремонтные органы. А вот для решения второй задачи, в бригаде все должно быть совсем наоборот: тыл максимально «облегчен», ремонтные органы в минимально допустимом количестве. Результатом такого компромисса и стали бригады «нового облика».

При том, что в бригаде целых 4 артиллерийских дивизиона, инженерно-саперный, разведывательный батальоны, 2 дивизиона средств ПВО, в ее состав включен очень слабый батальон материального обеспечения и «хилые» ремонтные органы в подразделениях. Можно даже сказать, что средств ремонта теперь практически нет, так как реморганы подразделений теперь осуществляют только обслуживание ВВТ. В результате бригады «нового облика» попали в еще большую зависимость от ремонтных органов вышестоящего командования, чем прежние полки дивизии.


Новый облик техобеспечения: оперативный уровень

Какие же изменения принес «новый облик» армейским и фронтовым ремонтным органам? Фронтовые, а так же армейские ре-монтно-восстановительные базы было решено расформировать. Согласно официальным заявлениям представителей МО РФ, сделано это было по той причине, что в нынешних условиях ВС РФ не планирует участвовать в масштабных боевых действиях. Исходя из этого, возможности ФРВБ и АРВБ признаны излишними. Доля истины в этих утверждениях есть. Сложная система эшелонирования ремонтно-восстановительных органов была рассчитана на масштабную войну с участием отмобилизованной армии. Если ВС РФ отказывается от мобилизационного развертывания и собирается воевать армией мирного времени, то развернутые ФРВБ полкового состава явно излишни, в такой ситуации могут пригодиться АРВБ, тем более, что в бригадах «нового облика» ремонтные органы явно слабые. Но на момент принятия решения, от армий было решено отказаться. ВС РФ переходили на трехзвенную систему управления «Генштаб - Военный округ (оперативное командование) - бригада».

В этой ситуации МО РФ и ГАБТУ выдвинуло новую концепцию организации технического обеспечения. Согласной ей было решено, что все ремонтно-восстановительные органы должны иметь один штат. Об этом было объявлено весной 2009 года. Основной единицей должен был стать отдельный «ремонтно- восстановительный батальон комплексного ремонта» (ОРВБ-КР). По своему штату ОРВБ-КР представляет собой тот же РВБ из состава мсбр, без всяких отличий. По замыслу МО РФ, ГШ и ГАБТУ, в составе округов должно быть несколько таких батальонов. В случае начала боевых действий эти батальоны должны быть направлены для усиления бригад. При создании группировки, для усиления ее ремонтно-восстановительных возможностей и создания системы технического обеспечения, ей будут придаваться ОРВБ-КР в зависимости от количества мсбр (тбр) в составе группировки. Тем самым планировалось осуществлять маневр силами и средствами с сосредоточением усилий реморганов на наиболее важных направлениях. Логичное решение, исходя из опыта, полученного во время боевых действий в Чечне и в Афганистане. Если раньше из состава АРВБ создавались сводные группы, которые усиливали части и соединения, выполняющие боевые задачи, то теперь вместо сводных групп создавались штатные батальоны, со своими эвакуационными, ремонтно-восстановительными средствами и станочным парком. В этом случае слабость ремонтных органов бригады «нового облика» уже становилась не такой опасной, ведь за счет техники ОРВБ-КР их можно было усиливать так, как представлялось нужным. Но при всех положительных сторонах данной системы, были недостатки, которые снижали ее эффективность.

На бумаге система маневра силами ОРВБ-КР выглядела красиво, но Министерство обороны так и не смогло определиться с тем, какие органы материально-технического обеспечения должны снабжать приданные группировке реморганы. А ведь военнослужащие этих батальонов должны питаться, получать вещевое имущество, технику необходимо заправлять ГСМ. За счет каких органов материально-технического обеспечения должно это осуществляться, не совсем понятно.

Фронтовые бригады материального обеспечения были расформированы, а вместо армейских бригад материального обеспечения созданы батальоны, которые не могли перевозить столько имущества, чтобы обеспечивать приданные ОРВБ-КР. Для работы ОРВБ-КР требуются запасные части, расходные материалы, узлы и агрегаты, а для их перевозки, учета и хранения требуются специальные части и подразделения. Но в связи с сокращением ФБМО и АБМО такие части и подразделения были расформированы. Получалось, что батальоны могли работать только на запасах военно-технического имущества, которое везли с собой. Рассчитывать на поддержку органами материально-технического обеспечения бригад, которые ОРВБ-КР должны были усиливать не приходилось из-за слабого БМО бригад. Запасов материально-технических средств, а тем более ВТИ, хватало только на нужды самих бригад. Поэтому для эффективной работы ОРВБ-КР требовалось создание подвижных складов имущества ВТИ, которые бы также совершали маневр силами и средствами, исходя из задач реморганов. Но подобные части и подразделения так и не были созданы, не было даже озвучено планов по их формированию. Также остался не решенным вопрос о том, кто должен руководить работой всех этих батальонов.

В системе РВБ - ОРВБ-КР так и не появилось ремонтных органов, которые бы осуществляли агрегатный ремонт и восстановление агрегатов. Если посмотреть на опыт боевых действий в Афганистане и в Чечне, то именно слабые возможности по восстановлению и ремонту агрегатов, узлов и механизмов, значительно снижали эффективность технического обеспечения. Например, теоретически возможности АРВБ 40-й армии полностью покрывали все ее потребности в ремонте техники, но при этом основной причиной накопления большего количества неисправной техники было то, что с территории СССР не поступало в нужном количестве ни новых, ни отремонтированных узлов, механизмов и агрегатов. Аналогичная ситуация сложилась и в боевых действиях на Северном Кавказе. Недаром, невзирая на требования наставления по техобеспечению, в Чечне в ремонтно-восстановительных батальонах отдельных мотострелковых бригад начали самостоятельно ремонтировать агрегаты.

Система ремонтно-восстановительных батальонов комплексного ремонта могла быть эффективна только в одном случае: если бы на складах было большее количество нужных агрегатов, эти склады были подвижны, а также система обмена агрегатами, узлами и механизмами между складами и заводами ВПК была эффективной. Но такого не смогли добиться за всю историю Советской Армии, так что очень сомнительно, что ВС РФ получит лучшие результаты. Можно утверждать, что в случае начала боевых действий ОРВБ-КР решить проблему с ремонтом и восстановлением техники не смогут. Скорее, повторится напряженная ситуация с ремонтным фондом, характерная для боевых действий в Афганистане и Чечне. Известно, что она характеризовалась огромным количеством вышедшей из строя техники, ожидающей замены агрегатов, частей и механизмов.

По какой же причине, МО РФ и ГАБТУ так и не ввели в состав РВБ мсбр и ОРВБ-КР ремонтные органы, которые бы могли осуществлять агрегатный ремонт? Можно долго придумывать конспирологические причины этого, но истина гораздо прозаичнее. Техника, которая была предназначена для такого ремонта, входила в состав фронтовых ремонтно-восстановительных баз агрегатов ФРВБ, а также в состав батальона ремонта и восстановления автомобильной техники и агрегатов АРВБ. Возможности этих органов по осуществлению маневра были ограничены. Конечно, они обладали определенной мобильностью, но гораздо ниже, чем РВБ омсбр и ОРВБ мсд (тд). Ремонтная техника и станочный парк этих частей очень громоздкий, со сложным циклом эксплуатации. По этой причине, если ввести в состав ремонтных органов бригады такие подразделения, они бы значительно снизили маневренность РВБ бригад. Логичнее было бы создать помимо ОРВБ-КР в составе военных округов (оперативных командований) еще и ремонтные батальоны, которые бы занимались только восстановление агрегатов, узлов и механизмов. Однако большинство ремонтной техники АРВБ и ФРВБ уже давно находится на долговременном хранении, а сами базы скадрированы, некоторые еще во времена Советской Армии. Их техника, как минимум сама требует ремонта, а скорее всего и полного восстановления. Специалистов, способных осуществлять такой ремонт и работать на этом оборудовании, в учебных частях и подразделениях не готовят уже с 1992 года, а офицерам в ВВУЗах дают только первичные навыки работы с этими ремонтными парками. Так что Министерство обороны понять можно, оно пошло по пути наименьшего сопротивления, посчитав, что лучше полностью отказаться от ремонтных органов агрегатного ремонта, чем восстанавливать их заново.

Насколько правильно это решение? Все познается в сравнении... Обратимся к опыту армии США, которая длительное время ведет боевые действия на территории Афганистана и Ирака, а так же принимает участие в ряде других конфликтов по всему миру.
Окончание.

Комментариев нет:

Отправить комментарий

Примечание. Отправлять комментарии могут только участники этого блога.