четверг, 13 октября 2011 г.

ТЕХНИЧЕСКОЕ ОБЕСПЕЧЕНИЕ: ПРОБЛЕМЫ И РЕШЕНИЯ часть 1

Публикация моей статьи "Развитие средств ремонта и эвакуации на шасси ОБТ" (часть 1, часть 2) вызвала большой интерес у читателей. По этой причине посчитал логичным продолжить тему публикацией очень интересной и актуальной статьи "ТЕХНИЧЕСКОЕ ОБЕСПЕЧЕНИЕ: ПРОБЛЕМЫ И РЕШЕНИЯ" Алексея Гайдая из все того же журнала "Арсенал.Военно-промышленное обозрение" №5/2011г.

ТЕХНИЧЕСКОЕ ОБЕСПЕЧЕНИЕ: ПРОБЛЕМЫ И РЕШЕНИЯ
Алексей ГАЙДАЙ ,
журнал «Арсенал.Военно-промышленное обозрение» №5/2011г

В 2008 году, сразу по окончанию «пятидневной войны», Министерство обороны в лице министра Анатолия Сердюкова, озвучило планы по коренной модернизации Вооруженных Сил РФ. В дальнейшем все эти преобразования, получили название «новый облик». Не оставил в стороне «новый облик» и техническое обеспечение. И в этом нет ничего удивительного, ведь этот вид является одним из наиболее важных из всех видов обеспечений.
На момент начала реформирования у Вооруженных Сил уже был накоплен достаточный опыт организации техобеспечения в условиях боевых действий. И нельзя сказать, что этот опыт был только положительный. Война в Афганистане, атак же контртеррористические операции в Чечне выявили слабые стороны в системе технического обеспечения, которые значительно снижали ее эффективность.

Негативные аспекты боевого опыта

Сложная система технического обеспечения, включающая в себя несколько неразрывно связанных друг с другом эшелонов (войсковой, армейский и фронтовой), не позволяла эффективно организовывать процесс без развертывания всех ее элементов. Примером этому служат боевые действия Советской Армии в Афганистане. Даже с учетом того, что в частях и соединениях 40-й армии были развернуты все положенные по штату ремонтные органы, а в составе самой армии была полностью развернута армейская ремонтно-восстановительная база (АРВБ), отсутствие развернутых ремонтно-восстановительных органов фронтового звена значительно усложнило организацию технического обеспечения. В завершающий период боевых действий в частях и соединениях 40-й армии в достаточно большом количестве появились новые образцы вооружения и военной техники. Это привело к тому, что вышедшую из строя технику и вооружение приходилось с большим трудом передавать на заводы-изготовители, так как силами АРВБ восстановить ее не представлялось возможным, а фронтовые ремонтно-восстановительные базы (ФРВБ) не были развернуты. Возможности же стационарных заводов окружного подчинения Туркестанского военного округа были ограничены.


Боевые действия в локальных конфликтах повысили значимость тактических подразделений масштаба рота-батальон, на которые легла основная нагрузка. От этих подразделений требуется автономность и способность действовать в отрыве от основных сил полков, бригад и дивизий. Вот поэтому ремонтные органы в батальонах должны иметь технику и станочный фонд, которые бы позволяли бы осуществлять сложный ремонт техники и, что самое главное, восстанавливать агрегаты. Но, унаследовав от Советской Армии сложную систему эшелонирования ремонтных органов, ремонтные органы звена «рота-батальон-полк» в мотострелковых (танковых) войсках были очень слабыми.

Во время боевых действий в Афганистане эта проблема решалась созданием подвижных ремонтных групп из состава дивизионных ремонтно-восстановительных батальонов (ОРВБ), а также ремонтно-восстановительных батальонов (автомобильной и бронетанковой техники) из состава АРВБ. Однако в период первой и второй кампаний на Северном Кавказе ни одного полностью развернутого по штату военного времени дивизионного ОРВБ или армейской АРВБ в составе ОГВ(с) не было. Поэтому слабость ремонтных органов звена «батальон-полк» фактически привела к слому полноценной системы технического обеспечения, и стремительному росту количества не восстановленной техники. Основная причина такого положения заключалась не только в скудном парке ремонтной техники, нехватке эвакуационных средств, мизерном станочном фонде, но и в отсутствии техники и станков для ремонта и восстановление агрегатов.

Боевые действия в Афганистане показали, что имеющихся в войсках средств эвакуации явно недостаточно, их количество не отвечает даже самым минимальным потребностям. Более того, сосредоточение этой техники в основном в звене «дивизия-полк» привело к тому, что средства эвакуации пришлось раздавать на усиление в батальоны, которые размещались отдельно от основных сил полков и дивизий. В результате при проведении крупных войсковых операций, таких как «Магистраль», «Западня», для обеспечения эвакуации подбитой, уничтоженной и вышедшей из строя ВВСТ, эвакуационные средства приходилось собирать по всей 40-й армии. Однако, если в масштабе армейских, дивизионных и полковых операций и боев эвакотехнику кое-как удавалось сконцентрировать, то для повседневного обеспечения деятельности войск этих средств катастрофически не хватало.

Из-за сложных физико-географических и климатических условий техника и вооружение выходили из строя даже без воздействия противника. Постоянные же атаки на гарнизоны, колонны снабжения и блок-посты приводили к тому, что вышедшая из строя техника оказывалась брошенной, так как не было возможности ее эвакуировать. Достаточно посмотреть на кадры кинохроники, что бы убедится в этом. Практически все основные магистрали снабжения частей и соединений 40-й армии были завалены остовами вышедшей из строя техники, которая позже разграблялась местными жителями. От повторения подобной ситуации во время боевых действий в Чечне, спасло только то, что «театр» по своим масштабам был значительно меньше Афганистана, хотя после «Новогоднего штурма» города Грозного подбитую и вышедшую из строя технику смогли эвакуировать только через полгода после завершения боев. Проходили годы, но в организации технического обеспечения принципиально мало что менялось. И уже во время операции по принуждению Грузии к миру в 2008 году, для эвакуации вышедших из строя техники и вооружения пришлось задействовать даже гражданские фирмы из Южной и Северной Осетии.

Анализ положительного опыта

Не смотря на то, что в системе технического обеспечения ВС СССР и РФ были перечисленные выше трудности и проблемы, за время боевых действий в ДРА и Чечне была накоплена и масса положительного опыта. Свою эффективность доказали ремонтные органы отдельных мотострелковых (танковых) бригад, штаты которых разрабатывались еще в начале 1980-х годов под руководством маршала Н.В. Огаркова, в то время начальника Генерального штаба. В них были учтены все недостатки, которые вскрылись во время войны в Афганистане. Но в 1984 году Николай Васильевич был переведен на другую должность, что не позволило в полном объеме реализовать все замыслы по переходу на новые штаты. В 1992 году, уже будучи в отставке, Н.В. Огарков был назначен помощником Министра обороны, именно тогда во вновь образованных ВС РФ появились так называемые «Мобильные силы», соединения которых по сути копировали оргштатную структуру отдельных мотострелковых бригад 5-го и 48-го отдельных армейских корпусов Советской Армии.

В бригадах общевойсковые батальоны (танковые и мотострелковые) были организованы как отдельные воинские части. В их составе ремонтные органы и органы материально-технического обеспечения были разделены и усилены. Вместо взвода обеспечения (ВО) в состав батальонов ввели взвода технического (ВТО) обеспечения и взвода материально-технического обеспечения (ВМТО). В состав взвода ТО входило отделение по ремонту автомобильной техники, бронетанковой техники, вооружения, регламентных работ, а также отделение для проведения специальных работ. Для сравнения, в состав взвода обеспечения танкового (мотострелкового) батальона, танкового (мотострелкового) полка входили всего два отделения. Одно по обслуживанию автомобильной техники, второе по обслуживанию бронетанковой техники.

Различалось и техническое оснащение взводов обеспечения и взводов технического обеспечения. Так, если в состав двух отделений ВО входили только машины МТО-АТ, то в составе ВТО были БРЭМ и KT-Л, а также машины ремонтных парков ПАРМ-М (автомобильной техники) и ТРМ-А (бронетанковой техники). То есть, в отличие от ВО мсп (тп), ВТО омсбр мог не только осуществлять
обслуживание техники и вооружения, но и осуществлять несложный ремонт и частичное восстановление техники и вооружения. А самое главное, он мог осуществлять эвакуацию подбитой и вышедшей из строя техники и вооружения.

На уровне бригады ремонтные органы были представлены ремонтно-восстанови-тельным батальоном (РВБ). В отличие от своих аналогов из состава мотострелковых (танковых) дивизий, он не был отдельным, а входил в состав бригадного комплекта, как линейный батальон. По своему штату он полностью повторял штат ОРВБ мед (тд) с небольшими изменениями. В его составе находились 4 ремонтно-восстановительные роты: автомобильной техники, бронетанковой техники, ракетно-артиллерийского вооружения, а также по ремонту средств связи, инженерного имущества и имущества РХБЗ. В составе же ОРВБ мед (тд) было 5 рот, пятой была рота эвакуации. Из приведенного сравнения видно, что возможности по ремонту и восстановлению, а что самое главное, по эвакуации подбитой и вышедшей из строя военной техники и вооружения, у реморганов омсбр были значительно выше, чем у ремонтно-восстановительных органов мсп (тп). Более того, автономность омсб (отб) бригад значительно возросла в связи с тем, что в их составе появились полноценные ремонтные органы, которые осуществляют ремонт и эвакуацию, а не только обслуживание.

Но все же и ВТО, и РВБ омсбр не лишены недостатков, причем весьма серьезных. Они так и остались в отношении ремонта агрегатов полностью зависимыми от АРВБ и ФРВБ. В их составе так и не появилось техники и станочного парка для ремонта и восстановления агрегатов. При том, что количество техники и вооружения в бригадах возросло, количество звакосредств мало изменилось и было явно недостаточным. ОРВБ и ВТО омсбр требовали усиления эвакуационными средствами из состава эвакуационных батальонов армейских ремонтно-восстановительных баз, хотя не в такой степени, как реморганы мсд (тд).

Ремонтные органы омсбр во время боевых действий в Чечне показали себя только с положительной стороны. На их базе даже осуществлялся агрегатный ремонт. Причина такой эффективности крылась не только в хорошо продуманных штатах, но еще и в том, что привлеченные для ведения боевых действий бригады, относились к «Мобильным силам» (первая кампания), а затем к частям постоянной готовности (вторая кампания), а значит были укомплектованы по штату военного времени, что позволяло им полностью реализовать заложенные возможности. Так же надо учитывать, что сложный агрегатный ремонт на базе РВБ омсбр организовать не получилось из-за отсутствия специальной техники и оборудования, передача же такой техники из состава ФРВБ и АРВБ не производилась. В результате в бригадах ремонтировали не самые сложные узлы и механизмы.

Боевые действия в Чечне выявили некоторые недостатки имеющихся эвакуационных средств. ВТОомб имел на вооружении БРЭМ-2, созданные на базе БМП-1 и предназначавшиеся для эвакуации подбитых и вышедших из строя БМП-1 (2), а так же МТЛБ. Но их возможности по буксировки данных машин оказались очень слабыми, именно в Чечне это стало наиболее значимым недостатком. Из-за этого для эвакуации БМП и МТЛБ привлекались БРЭМ-1 из состава ВТОотб, а также линейные танки.

Подводя итог, можно сказать, что положительные черты новых оргштатных структур реморганов батальонов и бригад были значительно ослаблены, как отдельными недоработками по штатам, так и недостатками конкретных образцов техники. В целом выглядевшие достойно на бумаге эвакуационные средства ремонтных органов отдельных бригад, на поверку оказались не такими уж и эффективными.

Продолжение: Часть 2

Комментариев нет:

Отправить комментарий

Примечание. Отправлять комментарии могут только участники этого блога.