среда, 26 октября 2011 г.

«Такая радость на лицах лидеров «мировых демократий», будто вспомнили, как в детстве бездомных котов в подвалах вешали»

Последние минуты жизни полковника превратились в жестокую и унизительную пытку 

На днях всплыли новые шокирующие подробности смерти свергнутого ливийского лидера Муамара Каддафи. На жутких кадрах с мобильного телефона 21-летнего ливийца Али Альгали, опубликованных изданием Global Post, видно как «революционеры»-линчеватели за несколько минут до смерти подвергли Каддафи жестокому сексуальному насилью в извращенной форме.
Сначала тяжелораннего 69-летнего полковника окружила толпа и с криками «Аллах акбар!» принялись бить автоматами. Затем крепкий бородатый повстанец с увлечением начал насиловать повернутого к нему спиной Каддафи предметом, похожим на палку или нож с длинной рукоятью.

По словам английского таблоида The Daily Mail, бесчеловечная «расправа мясников» над пленным диктатором вызвала отвращение даже у тех жителей Ливии, которые до этого приветствовали его убийство. Теперь становится понятно, почему до последних минут истекающий кровью полковник повторял слово «харам», что в переводе означало «остановитесь, это запрещено исламским законом».
В ответ, как передают СМИ, один из «революционеров» лишь огрызнулся: «Заткнись, собака!».Тем временем родственники Каддафи приняли решение подать иск в Международный уголовный суд в Гааге, заявив, что это убийство является военным преступлением.

Повстанец надругался над Каддафи
Повстанец надругался над Каддафи
Фото: globalpost.com
По словам адвоката семьи Марселя Секальди, «вертолеты НАТО открыли огонь по кортежу ливийского лидера, который не представлял никакой угрозы гражданскому населению». «Это была спаланированная операция НАТО, нацеленная на ликвидацию полковника», - подчеркнул он.
А в среду же одно из алжирских изданий со ссылкой на анонимные источники в Ливии сообщило, что заявления о захоронении тел Муаммара и Мутассима Каддафи являются ложью. На самом деле, они могли быть сожжены в печи для того, чтобы не оставить никаких следов захоронения для сторонников свергнутого диктатора.

В то же время бельгийское издание Dedefensa.org  определило реакцию западных "демократических" лидеров на смерть Муамара Каддафи как "психологический кризис власти".

Реакция на смерть Каддафи: психологический кризис власти

("Dedefensa.org", Бельгия)
 
21 октября 2011 года представитель России в НАТО Дмитрий Рогозин высказал несколько соображений насчет реакции западных лидеров (назовем их американо-западным блоком, АЗБ) на сообщение о смерти Муаммара Каддафи. Разумеется, эти наблюдения следует воспринимать в свете варварских обстоятельств его гибели, о которых нам стало известно благодаря демонстрирующей эту сцену видеозаписи.
В своем микроблоге в Twitter Рогозин раскритиковал детский садизм западных руководителей: «Такая радость на лицах лидеров «мировых демократий», будто вспомнили, как в детстве бездомных котов в подвалах вешали». В четверг вечером Рогозин заявил по радио, что, по его мнению, НАТО было напрямую связано с устранением бывшего ливийского лидера. В частности он выразил серьезные сомнения насчет политического поведения и психологии этих лидеров: «Видимо, существовали приказы, которые ориентировали военнослужащих, находящихся в Ливии, и предписывали им обеспечить физическое устранение Каддафи […]. Мы должны иметь в виду,  с кем мы имеем дело в лице западной демократии…».
21 октября 2011 года Russia Today опубликовала короткую заметку о реакции официального представителя Путина на заявления сенатора Маккейна по поводу смерти Каддафи. Последние слова из приведенного нами отрывка ставят под вопрос умственное состояние и психологическое равновесие сенатора, которого можно с полным основанием занести в категорию «лидеры АЗБ»: «В высказываниях Джона Маккейна становится все «меньше и меньше здравого смысла», - сообщил пресс-секретарь Владимира Путина Дмитрий Песков, прокомментировав заявления американского сенатора о том, что российский премьер может «нервничать» после смерти Каддафи. «Считаем ниже своего достоинства как-то реагировать на эти слова», - заявил Песков в пятницу агентству «Интерфакс». Пресс-секретарь премьер-министра также отметил, что американский сенатор, вероятно, «сильно устал» (Отметим, что Маккейн реагирует таким образом отнюдь не впервые, проявляя тем самым настоящую одержимость Путиным. Он уже выдвигал мысль о том, что события в Ливии предвосхищают аналогичные процессы в России. Состояние одержимости характеризуется патологической приверженностью какой-либо идее, пусть даже она и явно противоречит реальному положению дел. Иначе ее еще называют «идея-фикс».)  
Разумеется, все эти новости необходимо рассматривать в той же перспективе и том же контексте, что и более чем необычные публичные высказывания Хиллари Клинтон, которая отреагировала на смерть Каддафи («Ого») или «прокомментировала» его смерть («Пришли, увидели, он умер»). Подобные заявление с полным основанием можно рассматривать как «кудахтанье возбужденной и умственно отсталой женщины», хотя мы, конечно, не будем делать упор на слове «отсталый», потому что, как бы то ни было, речь идет скорее о нервном возбуждении.  

Как вы поняли, мы отобрали комментарии, которые затрагивают психологию (к тому же они прозвучали предельно естественно и выражают неподдельные чувства). Как мы подозреваем, сделано это было не случайно. Когда Рогозин говорит: «Мы должны иметь в виду, с кем мы имеем дело в лице западной демократии», когда Песков отмечает, что Маккейн проявляет все «меньше и меньше здравого смысла» и что он «сильно устал», они определенно говорит о психологии, один намеками, а второй открыто. Они неоднократно пытаются сообщить нам, что лидеры АЗБ так торопятся, так истощены психологически, что начинают вести себя ненормальным образом, скатываясь в патологию… Да мы безусловно предпочитаем говорить о «ненормальном поведении» и «патологии», а не цинизме, жестокости, полном отсутствии человечности и сострадания. Во втором случае нам пришлось бы выделить «подлецов» в несколько устарелом и не лишенном иллюзий сартровском понимании этого слова (если есть «подлецы», то обязательно есть и «честные парни»). Однако не все могут быть «подлецами», вообще, в отличие от Сартра, мы сомневаемся, что такой «абсолютный подлец» вообще существует. То есть «подлец», который проявляет цинизм, жестокость и т.д., проявляет их с позиции силы, некой опорной точки во зле, находящейся у его ног империи… Его нельзя назвать одержимым какой-то идеей или неспособным подавить и удержать под контролем эмоциональную, непоследовательную и безрассудную реакцию. В то же время совершенно оторопелый вид Хиллари Клинтон, которая продемонстрировала еще большие глубины низости, чем в 1999 году (тогда она всеми силами торопила своего мужа начать бомбардировки Сербии), говорит о патологии или чем-то очень похожем на нее, а не (пусть даже и злонамеренном) обдуманном поведении и политическом проекте, которые можно было бы записать на счет «подлеца». 
Другой важный момент, который нельзя не отметить в шумихе вокруг убийства Каддафи, это коллективный характер поведения. В данном случае Рогозин совершенно прав. Если уточнить нашу мысль, мы полагаем, что когда он говорит «Мы должны иметь в виду, с кем мы имеем дело в лице западной демократии», он имеет в виду, что эти западные лидеры страдают от чего-то вроде общей патологии, что все они действуют сообща (доходит до того, что кажется, будто речь идет вообще об одном человеке), что пусть все они может быть еще и не сошли с ума, но полным ходом движутся по этому пути. Так получается, если мы придерживаемся слова «безумие», то есть не привычных медицинских, неврологических или даже психиатрических заключений, а поведения, связанного с коллективной психологией. (…)
Ликвидация Каддафи принесла видимость освобождения (именно что обманчивую видимость, иллюзию освобождения) умов, которые, ни много ни мало, оказались в плену у самих себя. Мы абсолютно убеждены, что ни один из этих окрыленных своей должностью кретинов (в патологическом смысле слова) так до конца и не понял, что аплодируя смерти Каддафи именно в таком ключе (то есть без оговорок и осторожных комментариев), они превозносят варварство. Это не делает из них еще более «негодяистых» «негодяев», потому что они таковыми и не являются. Это не делает их людьми, которые стоят на краю нервного срыва (такой удачей может похвастаться лишь горстка счастливчиков, которых выведут на запасной путь, остановив самоубийственное движение), а теми, кто близок к психологическому истощению и патологии, определяемой внешними условиями. (…) 
Разумеется, ситуация в Ливии не была первым в своем роде случаем, который подверг суровому испытанию психологическое состояние лидеров АЗБ, давайте назовем это «коллективной психологией», так как подобное явление можно не только представить (пусть это, как нам кажется, и немного отдает орнитологией), но и наблюдать на деле. С 2008 года и осеннего кризиса возникло немало событий, которые шли вразрез с их «политикой» и «инстинктами» и тем самым усилили и углубили чувство коллективной усталости. Все это свело на нет споры и разногласия между лидерами, на которые все насмотрелись в эпоху Буша. Все увлечены единым порывом, но не американистской политикой или чем-то похожим на нее (то есть подразумевающим неравенство или даже подчинительные обязательства): осталась одна лишь сплоченная свободным падением когорта, вызванная к жизни своего рода «системной политикой», которая превосходит ее понимание и восприятие. В итоге мы получаем ситуацию, когда очень значительное число политических инициатив дает совершенно отличные от запланированных результаты, и как следствие ощущение одновременно бессилия и бурной деятельности, которая объективно приводит к совсем не тем последствиям, что ожидалось. То есть речь здесь идет не о политике, а о психологии, и если точнее, коллективной психологии.        
 В таких условиях политическое руководство превращается в пародию на само себя, демонстрируя выходки, которые выставляют ее в нелепом свете и лишают легитимности, и воплощая самые заметные и шокирующие проявления всеобщего кризиса на вершине политической иерархии. В данном контексте критика и обвинительные филиппики становятся все радикальнее, как, например, рассуждение Рогозина о западных лидерах (при том что он является официальным представителем такой страны, как Россия, в такой организации, как НАТО). Тем не менее, эта критика проходит как письмо на почте, не вызывая ни малейших протестов, ни малейшей реакции. Все выглядит так, словно у этих политических руководителей, которых обвиняют в детском садизме, больше нет ни сил, ни присутствия духа, чтобы заявить о несоответствии этих высказываний хорошему дипломатическому тону. (В другие времена, всего 20 или 30 лет назад, нечто подобное привело бы к настоящему скандалу между НАТО и Россией, а от Рогозина потребовали бы объяснений или даже сняли с занимаемой должности). Дело в том, что критика Рогозина настолько оправдана, психологическая слабость западных лидеров настолько глубока, а «хороший дипломатический тон» покрылся таким глубоким слоем исторической пыли, что все выглядит так, словно ничего и не произошло… Дело в том, что все эти инциденты и выходки говорят не о нормально подготовленной и разработанной политике, а о непрерывном накоплении противоречий, таких как реакции отдельных людей и целых групп (политическое руководство АЗБ).
В таких условиях инцидент вокруг реакций на смерть Каддафи напоминает отчаянный поступок (всего лишь последнее звено в цепи бессмысленных и безрассудных решений) психологически истощенных умов, которые хватаются за видимость события в надежде превратить его в символ триумфа политической авантюры с непонятным никому исходным смыслом (пусть даже прозвучавшие уже после нанесения удара рациональные объяснения и попытались заполнить этот пробел). Учитывая, что процесс состоит лишь из фальшивых поступков и иллюзорных решений, его результат является жестокой и позорной карикатурой, которая лишь проливает свет на то, что по задумке она должна бы скрыть.  
Именно в этом психологическом климате и нужно рассматривать важность (мы уже не раз пытались подчеркнуть ее) 2012 года, который ознаменует собой обновление политического руководства в целом ряде крупных государств: президентские выборы в России, Франции, Мексике, США, вероятно, в Египте, новые люди в китайской компартии и т.д. В этот период вполне возможно формирование ситуации потенциально взрывоопасного наложения различных кризисов, а именно кризиса краха Системы, требований граждан, которые все больше теряют терпение из-за кризиса и осознания необходимости радикального пересмотра системы, и, наконец, описанного нами всеобщего психологического кризиса политического руководства.

Комментариев нет:

Отправить комментарий

Примечание. Отправлять комментарии могут только участники этого блога.