вторник, 27 сентября 2011 г.

Развитие средств ремонта и эвакуации на шасси ОБТ. Часть1.

Танковые войска, это не только танки. В месте с этими грозными боевыми машинами сосуществуют малозаметные машины-"трудяги", призванные обеспечивать боевую работу своих старших собратьев. Тему бронированных машин разминирования - инженерных минных тральщиков мы уже поднимали и еще раз коснемся ее в дальнейшем. Сейчас наступил черед рассказа о ремонтно-эвакуационной технике.  Предлагаю вашему вниманию авторскую редакцию статьи, напечатанную в журнале "Арсенал. Военно-промышленное обозрение" №5 за 2011г. 
Автор выражает глубокую признательность и безмерную благодарность за предоставленные фотоматериалы Михаилу Павлову, Сергею Нетребенко, Вячеславу Вовнову, а так же Деду Батыю за рецензию и консультирование.
РАЗВИТИЕ СРЕДСТВ РЕМОНТА И ЭВАКУАЦИИ НА ТАНКОВОМ ШАССИ.
 часть 1.
Успех боевых действий танковых частей и подразделений в современных условиях во многом определяется эффективностью системы восстановления и своевременного возвращения в строй вооружения и военной техники. Отечественная система восстановления БТВТ развивалась в направлении создания эффективных подвижных средств ремонта и эвакуации БТВТ.
До 1975 года в качестве бронированных ремонтно-эвакуационных машин (БРЭМ) использовались бронированные тягачи БТС-2, БТС-4 созданные на базе танков Т-44, Т-54, Т-55 и Т-62.
Приказом Министра обороны СССР от 13.06.1975 года на вооружение танковых войск была принята ремонтно-эвакуационная машина БРЭМ-1, разработанная Конструкторским бюро транспортного машиностроения (г.Омск) под руководством А.А. Морова, на базе танка Т-72 в рамках ОКР «Лебедка».
БРЭМ-1 («Объект 608») предназначалась для эвакуации и ремонта танков в полевых условиях. В бою БРЭМ используется  в составе ремонтно-эвакуационной группы (РЭГ) и пункта технического наблюдения (ПТН); на марше - в техническом замыкании танковых колонн. Данной машиной решались следующие задачи:
-поддержание БТВТ в постоянной технической готовности к ведению боя;
-выполнение ремонтных работ на машинах в районах боевых действий;
-вытаскивание застрявших танков и машин на их базе под огнем противника;
-буксирование поврежденных и неисправных танков;
-оказание помощи экипажам танков в проведении технического обслуживания;
-проведение демонтажно-монтажных работ по замене основных сборочных единиц на танках;
-выполнение электросварочных работ;
-техническое сопровождение форсирования войсками водных преград;
-транспортирование запасных частей и материалов на грузовой платформе;
-самовытаскивание; выполнение грузоподъемных работ;
-выполнение землеройных работ по рытью укрытий (окопов).
Первый БРЭМ - омский об.608
 БРЭМ имела специальное оборудование, включавшее гидравлический кран на левом борту корпуса, электросварочную аппаратуру, оборудование для вытаскивания и эвакуации, комплекты специальных приспособлений и инструмента, оборудование для специальной обработки техники, сошник-бульдозер.
    В состав экипажа входили командир машины, механик-водитель и сцепщик-такелажник. Люк командира машины размещался правее, а люк сцепщика-такелажника - слева сзади люка механика-водителя. В качестве вооружения использовался 12,7-мм зенитный пулемет НСВТ.
На машине устанавливался четырехтактный многотопливный дизельный двигатель
В-46, аналогичный устанавливаемому на базовом танке. Отбор мощности производился от специально доработанной для этого «гитары» - промежуточного редуктора, имевшего высокую степень унификации с аналогичным редуктором базового танка. БРЭМ-1 была приспособлена для подводного вождения и имела трубу-лаз
БРЭМ об.608 снимает башню танку Т-64А
 Принятие на вооружение БРЭМ-1 решало проблему оказания оперативной технической помощи в подразделениях, оснащаемых танками Т-72 и Т-64А. Следует заметить, что создание БРЭМ на базе танка Т-64 было затруднено вследствие невозможности организации эффективного отбора мощности от силовой установки к исполнительным механизмам оборудования БРЭМ. Однако в силу того что характеристики подвижности танков Т-64А и Т-72 (базовой машины для БРЭМ-1) были идентичны, использование БРЭМ-1 для танков этих двух разных типов проблем не вызывало.
Серийный выпуск БРЭМ-1 намечался на омском заводе транспортного машиностроения с 1976 года, в связи, с чем на предприятии активно проходила подготовка  нового производства. Дальнейшие «чудеса» демонстрируют во всей красе действие административной системы управления в СССР – под давлением члена политбюро ЦК КПСС, Министра обороны СССР Д.Ф.Устинова и Генерального конструктора СКБ-3 «Спецмаш», а по совместительству еще и секретаря ЦК КПСС Н.С.Попова, подготовка к выпуску вспомогательных и инженерных машин на базе танка Т-72 в Омске в срочном порядке была свернута. Их место на сборочном конвейере завода занял еще один «основной» танк – газотурбинный Т-80. В этой ситуации производство БРЭМ-1 Постановлением ЦК и СМ СССР  от 27 июня 1977 года было переориентировано на «Уралвагонзавод» в Нижнем Тагиле и без того имевший обширную программу по выпуску танков. 
Первый БРЭМ-1 изготовленный в Нижнем Тагиле.
Свободных мощностей на предприятии под выпуск БРЭМ-1 не имелось. Таким образом, производство БРЭМ-1 задерживалось до ввода в эксплуатацию нового цеха – корпуса инженерных машин. Строительство затянулось, первые пролеты цеха были сданы только в 1984 году. По этой причине развертывание сборки БРЭМ-1, мостоукладчиков и шасси ИМР пришлось начинать в танковых цехах, параллельно основному конвейеру. В результате установочная партия из первых пяти БРЭМ-1 на «Уралвагонзаводе» была выпущена только в 1985 году. До этого, в течение долгих 10 лет, задачи обеспечения танковых подразделений эвакуаторами и тягачами решались за счет выпуска на танкоремонтных заводах МО все тех же БТСов. Острота проблемы была такова, что в рамках СЭВ и ОВД пришлось налаживать импорт аналогичных тягачей из Польши и Чехословакии. И дело было даже не в количестве – БТСы, изготовленные путем конверсии танков первого послевоенного поколения, имели катастрофически низкие ТТХ и фактически не удовлетворяли требованиям по обеспечению помощи танкам новых типов. В этот же период силами танкового конструкторского бюро «Уралвагонзавода» под руководством В.Н.Венедиктова конструкция БРЭМ-1 была доработана под производственные и технологические возможности  предприятия, а так же с целью унификации с танками стоящими в тот момент на конвейере – Т-72А, затем Т-72Б.  Машина получила двигатель  В-84 мощностью 840 л.с., сошник-отвал улучшенной конструкции, было перекомпоновано отделение управления – командир и сцепщик-такелажник поменялись местами, была перенесена зенитная установка, обновился состав радиосвязного оборудования.  
БРЭМ-1 на испытаниях в Нижнем Тагиле
Работы выполнялись под непосредственным руководством Ю.В.Тэна и Р.В.Малахова. В таком виде БРЭМ-1 начал серийно выпускаться на «Уралвагонзаводе» и был очень тепло встречен в войсках. Некоторые проблемы вызывало использование БРЭМ-1 совместно с Т-80, однако с этими трудностями уже как-то можно было мириться, учитывая совсем тяжелое положение, которое еще недавно было при использовании БТС. Настоящим испытанием для БРЭМ-1 стала контртеррористическая операция в Чеченской республике и особенно «новогодние» бои в Грозном. Для  эвакуации техники  в  Грозном действовало две полковые эвакуационные группы и три эвакоотделения. В интересах  «Северной» группировки  работала полковая эвакуационная  группа  под командованием ст.л-та И.Шаргородского и отдельные БРЭМ-1 из состава танковых подразделений.  Имея в своем составе БРЭМ-1 (борт № 455) , БТС (борт № 604) и 2 машины КЭТ-Л на базе  «Урала» за  3 месяца  боев в Грозном ей удалось  без потерь со своей стороны эвакуировать около 98 единиц  бронетехники. В моменты  дефицита  тягачей для эвакуации использовались  танки с поврежденным вооружением. Пик активности по эвакуации  бронетехники был достигнут с окончанием штурма правительственных зданий и президентского дворца, тогда за сутки эвакуационной группой с площади Ленина было эвакуировано 23 единицы бронетехники. Во время одной из ходок БРЭМ-1 на ул.Лермонтова  подорвался на противотанковой мине, у машины вышибло второй опорный каток. В течение ночи экипажем  машина была восстановлена. У группы «Запад» эвакуацией занималась   БРЭМ-1 под  командованием  прапорщика  Р.Коробаева. Поврежденные   машины  эвакуировались с  передовой, расчищая  дорогу огневой  поддержке. 09.01.1995 года  БРЭМ Коробаева был обстрелян из  гранатомета  и загорелся, но благодаря четким действиям экипажа  машину удалось потушить. В последующем эта машина была все же потеряна  при  подготовке понтонной переправы через р.Сунжа. БРЭМ-1 под минометным обстрелом упала с  понтона  и затонула. Отдельным  ремонтно-восстановительным батальоном  группы «Запад» за время  боев  в  Грозном  было  отремонтировано и отправлено в передовые части  более  80 единиц  БТ и  вывезено на станцию погрузки 100 единиц  бронетехники. В реальных боевых условиях БРЭМ-1 проявили себя с наилучшей стороны, успешно выполнив все поставленные задачи.
БРЭМ-1 в Сертолово

Полученный опыт войсковой эксплуатации БТС-4, а затем БРЭМ-1  показывает, что наиболее полно обеспечивают выполнение задач по эвакуации поврежденной техники в боевых условиях те эвакуационные машины, характеристики которых (подвижность, мощность, проходимость, масса, уровень защиты и т.п.) соответствуют уровню характеристик основных танков.  Такой подход позволяет:
-упростить разработку и производство БРЭМ;
-достигнуть равноценность характеристик подвижности и защищенности;
-достигнуть высокого уровня унификации с базовым танком;
-упростить снабжение запасными частями;
-упростить организацию технического обслуживания и ремонта.
Первый образец БРЭМ об.608 в музее БТТ Уралвагонзавода.
 

БРЭМ-1 в Сертолово
БРЭМ-1 в Екатеринбурге

Комментариев нет:

Отправить комментарий

Примечание. Отправлять комментарии могут только участники этого блога.