вторник, 20 сентября 2011 г.

"В армию поступают танки Т-34 с трещинами бронекорпусов"

"В армию поступают танки Т-34 с трещинами бронекорпусов"
Журнал "Коммерсантъ Власть", №37 (941), 19.09.2011
Добраться в полном составе до линии фронта 
68-й танковой бригаде помешали исключительно
низкая техническая подготовка экипажей вместе
с поразительно большим количеством поломок техники
Фото: РГАКФД/Росинформ / Коммерсантъ
70 лет назад, 19 сентября 1941 года, большая группа работников танковой промышленности за выдающиеся достижения в работе была награждена орденами и медалями. Однако, как выяснил обозреватель "Власти" Евгений Жирнов, Прокуратура СССР вскоре начала расследование фактов массового выпуска бракованных танков.

"Разыгрались массовые танковые сражения"

На фоне известий о тяжелых поражениях Красной армии на фронтах, сдачи Киева, который всего несколькими днями раньше собирались удерживать любой ценой, и блокирования гитлеровцами Ленинграда новость о награждении значительного числа работников танковой промышленности выглядела достаточно неожиданно. За выдающиеся достижения ордена и медали получили работники ленинградского Кировского завода, а это значило, что это известнейшее предприятие страны, несмотря ни на что, продолжает работать. Кроме кировцев награды получили руководители, инженеры и рабочие харьковского завода N183. А выпускавший танковые моторы харьковский завод N75 наградили орденом Ленина, как наградили и многих его сотрудников.
Советские люди, если и не знали, то могли догадываться о том, что все эти заводы и их сотрудников в ходе эвакуации военной промышленности отправили на восток страны. А если их награждали, значит, они начали выпускать продукцию на новых местах и, значит, Красная армия будет продолжать биться с врагом. Для тех, кто меньше вникал в детали происходящего, газеты 20 сентября 1941 года разъясняли:
"Фашистская Германия, вероломно напав на Советский Союз, возлагала особые надежды на свои танковые войска. Гитлеровское командование строило планы быстрой и легкой победы, рассчитывая прежде всего на ударную силу своих танковых армий. Однако уже с первых дней войны обнаружился грубый просчет фашистского командования. Красная Армия противопоставила танковым колоннам врага не только противотанковую артиллерию, не только многообразные способы борьбы с танками,— она бросила на врага и крупные танковые силы. Разыгрались массовые танковые сражения с участием в отдельных операциях до 4 тысяч танков с обеих сторон... Уже в первые два месяца войны нашими войсками было уничтожено в бою более 8500 немецких танков. Громадная цифра немецких потерь продолжала расти в течение третьего месяца войны. Конечно, и советские танковые части терпят урон в сражениях. За два месяца войны выбыло из строя около 5500 наших танков. Перед нашей оборонной промышленностью стоит серьезная задача восполнения военных потерь. Мало, однако, восполнить потери, необходимо еще и накапливать резервы, т. е. непрерывно увеличивать производство танков... Дать советскому танку мощный безотказный мотор, облачить его в недоступную для вражеских снарядов броню, снабдить сильным и точным оружием и производить все это в необходимом количестве,— над этой жизненной для страны задачей неустанно работают десятки тысяч наших машиностроителей, инженеров, конструкторов, хозяйственников. Они ставят своей целью выпускать возможно больше танков и своей технической мыслью опередить противника. Этой высокой и благородной творческой задаче посвящают себя строители танков в дни отечественной войны (так в тексте, со строчной буквы.— "Власть"). О том, как они справляются с нею, можно судить по тому, что сегодня Президиум Верховного Совета СССР наградил орденами и медалями работников трех заводов за образцовое выполнение заданий правительства по выпуску танков и танковых моторов... За выдающиеся достижения в области организации серийного производства новых типов танков Президиум Верховного Совета СССР присвоил высокое звание Героя Социалистического Труда директору Кировского завода, одному из лучших и неутомимых организаторов оборонного производства — тов. И. М. Зальцману. За выдающиеся достижения в создании новых типов танков звание Героя Социалистического Труда присвоено выдающемуся конструктору, талантливому строителю советских танков Жозефу Яковлевичу Котину... Советский народ гордится своими строителями танков. Каждый советский труженик ставит их себе в пример — замечательных патриотов, с успехом прилагающих все свои усилия для того, чтобы изо дня в день росла и повышалась сила отпора врагу, боевая мощь родной Красной Армии. С благодарностью принимает фронт новые советские танки, которые еще покажут себя врагу!"
Казалось бы, газеты приукрашивали действительность лишь в том, что касалось германских и советских потерь. А там, где говорилось о новых танках, не уклонялись от истины. Ведь речь шла о Т-34, который, как всем известно, лучший средний танк Второй мировой войны. Однако, судя по докладам с фронта, новые советские танки и вновь сформированные танковые части, несмотря на обещание газет, показали себя далеко не с лучшей стороны.
Из-за ненадежных двигателей советские 
тяжелые танки оказывались легкой
добычей противника
Фото: РГАКФД/Росинформ, Коммерсантъ
"Установлен целый ряд заводских дефектов"

17 февраля 1942 года кандидат в члены Политбюро и член Государственного комитета обороны разослал высшему военному руководству страны доклад командующего 61-й армией Западного фронта генерал-полковника Федора Кузнецова, в котором говорилось:
"Входящая в состав 61-й армии 68-я танковая бригада была сформирована в Москве 5 января 1942 года в составе 2-х танковых батальонов и имела в наличии боевых машин: KB — 10 машин, Т-34 — 16 машин, Т-60 — 20 машин. Личным составом бригада была укомплектована полностью. Формирование бригады было проведено в чрезвычайно короткий срок, что, конечно, отразилось и на боевом состоянии бригады, так как бригада не имела ни одного дня на сколачивание ее подразделений. Личный состав бригады, экипажи танков, командный состав, друг друга не знали. Основная масса экипажей впервые работала на тяжелых и средних танках, и практический опыт их работы на этих машинах определялся не более одного часа. По прибытии 12 января 1942 года на ст. Горбачево бригада подвергалась бомбардировке авиацией противника, в результате которой бригада понесла большие потери в людском составе: убито — восемнадцать человек, ранено — двадцать семь человек, без вести пропало — три человека. В числе убитых: комиссар бригады, командир батальона, помощник командира батальона по тех.части и ранен целый ряд командного состава, в том числе командир бригады. В результате бомбежки вышло также из строя много вспомогательных транспортных машин. Большие потери в личном составе отразились на моральном состоянии остального личного состава бригады. 13 января бригада выгрузилась на ст. Монаенка и была направлена в район боевых действий. При движении на фронт, не участвуя в бою, бригада потеряла застрявшими в канавах, ручьях, размороженные двигатели, перегревы двигателей и т. п. тяжелых и средних танков — девять, легких — десять. Итого девятнадцать машин. Танки продолжали выходить из строя по различным причинам, главным образом из-за пробития прокладок головки блока".
Генерал Кузнецов докладывал и о причинах технических проблем — о подготовке экипажей и заводском браке:
"Подобный массовый выход танков из строя объясняется исключительно низкой технической подготовкой личного состава. Помимо этого произведенной проверкой установлен целый ряд заводских дефектов как-то: слабая подтяжка анкерных болтов, что способствовало большому выходу из строя прокладок головки блока, пробитие прокладок коллекторов, трещины картера двигателя, трещины картера коробки перемены передач. Присланные 6 моторов оказались для установки на танки непригодными, т. к. один мотор сам требует ремонта, два требуют доукомплектования, два — расточки носка вала и только один после предварительной подготовки может быть поставлен на танк. Отсутствие каких-либо эвакосредств в бригаде, особенно для тяжелых и средних танков, чрезвычайно затрудняет эвакуацию поврежденных машин и вынуждает применять исправные танки как буксиры, что также способствует преждевременному выходу их из строя".
Как оказалось, потери от вражеского огня не идут ни в какое сравнение с потерями от поломок:
"В дальнейшем,— докладывал Кузнецов,— при столкновении с противником бригады, последняя потеряла от огня противника одну машину среднюю и две легких. На 10 февраля бригада имеет на ходу всего: КВ — один, Т-34 — один, Т-60 — шесть. Подобное количество танков никак нельзя именовать бригадой. Из-за отсутствия ремонтных средств в бригаде и армии танки не ремонтируются. При отправке на фронт боевую готовность 68-й танковой бригады, видимо, никто не проверял. Было бы целесообразнее эту бригаду подготовить в тылу, а не посылать на фронт такую сырую часть. Прошу бригаду отвести в тыл, а вместо ее направить в состав армии боеспособную танковую бригаду".
Командующий Западным фронтом генерал армии Георгий Жуков после ознакомления с докладом генерал-полковника Кузнецова написал Маленкову: "Такие бригады не впервые прибывают на З. фронт. Мне кажется, что это дело следует обсудить и принять решение".
Жалобы на качество танков продолжали идти и в следующие месяцы. В мае 1942 года появились сообщения о том, что в части поступают танки Т-34 с трещинами в броне. После чего 5 июня 1942 года Государственный комитет обороны (ГОКО) принял постановление "Об улучшении танков Т-34". А Прокуратуре СССР поручили выявить причины выпуска брака. Но вряд ли кто-нибудь ожидал, что расследование даст настолько ошеломляющие результаты.
Низкокачественная броня и конструктивные
особенности делали советские танки легко 
подбиваемыми и легко воспламеняемыми
Фото: РГАКФД/Росинформ, Коммерсантъ
"Разбазарили продовольственные фонды"

Еще до начала проверки не было сомнений в том, что одна из важнейших причин выпуска дефектных танков — плохое питание рабочих, ведь ослабленный человек менее точен в работе и чаще совершает ошибки. И прокурорская проверка показала, что рабочие эвакуированного в Челябинск Кировского завода недоедают потому, что их объедает собственное заводское руководство. 28 июня 1942 года прокурор СССР Виктор Бочков докладывал Молотову, который в Государственном комитете обороны отвечал за танковую промышленность:
"Произведенным Прокуратурой СССР расследованием установлено: в первом полугодии 1942 года работники УРСа (управления рабочего снабжения.— "Власть") Кировского завода в г. Челябинске разбазарили нормированные продовольственные фонды: мяса-рыбы — 75 133 кг, жиров — 13 824 кг, крупы — 3007 кг, сахара — 2098  кг, сыра — 1539 кг и др. Незаконное расходование этих продуктов производилось на спецснабжение (спецпайки) и питание командного состава завода, без вырезки талонов из продовольственных карточек. По произвольным нормам, утвержденным бывшим директором завода т. Зальцманом, несколько сот человек командного состава завода получали в столовой и со склада УРСа каждый месяц по 15 кгр. мяса, 4 кгр. масла, 5 кгр. рыбы и икры, 20 шт. яиц и другие продукты".
Как докладывал прокурор СССР, директор завода Зальцман не забывал и себя:
"В начале 1942 года т. Зальцман переезжал из Кировского завода в Нижний Тагил на должность директора завода N183, и по его распоряжению ему в вагон было погружено (за счет Кировского завода) продуктов на 9529 руб. В числе продуктов было: 50 кг крупы, 25 кг сахара, 100 кг пшеничной муки, 20 литров спирта, мясопродуктов — 155 кг, 50 кг сливочного масла, 40 кг вермишели и т. п. Кроме того, из производственно-технических фондов завода было взято 320 литров ректифицированного спирта, который через УРС передавался в директорскую столовую завода для распития и развозился по квартирам отдельным работникам завода".
К тому же, как установили следователи, работники УРСа, пользуясь ситуацией, занялись самоснабжением и снабжением своих знакомых. Опять из продуктовых фондов, выделявшихся для рабочих:
"Пользуясь таким беспредельным и незаконным разбазариванием нормированных продуктов рабочего снабжения и попустительством директора завода т. Зальцмана, ответственные работники УРСа завода — Братников И. А., Лейтман Э. М., Медведев А. А. и Гарфункель А. К., в свою очередь, разбазаривали нормированные продукты по запискам, своеобразным ордерам и т. п. Эти работники УРСа арестованы и преданы суду. В результате того, что было разбазарено столь значительное количество продуктов из централизованных фондов, рабочим Кировского завода не были полностью отоварены их рабочие карточки".
По итогам расследования прокурор СССР предлагал Молотову наказать Зальцмана и предупредить остальных руководителей предприятий и наркоматов:
"Докладывая об изложенном на Ваше распоряжение, со своей стороны, считаю, что на т. Зальцмана за допущенные им незаконные действия должно быть наложено строгое взыскание. Наряду с этим, учитывая, что такого рода факты могут иметь место и на других заводах,— считал бы целесообразным издание специального постановления СНК СССР с предупреждением наркомов и руководителей промышленных предприятий о строгой ответственности за самовольное установление дополнительных норм снабжения за счет централизованных нормированных продфондов".
Однако предложение Бочкова несколько опоздало. Сталин, недовольный не только качеством Т-34, но и невыполнением плана по их выпуску, 1 июля 1942 года снял с должности наркома танковой промышленности Вячеслава Малышева, оставив его заместителем председателя Совнаркома СССР. Новым наркомом Сталин назначил Исаака Зальцмана. А месяц спустя прокуратура установила, что большая часть танков Т-34 с трещинами на броне выпущена харьковским заводом N183, эвакуированным в Нижний Тагил. Причем в то время, когда заводом руководил новый нарком.
Как установила прокуратура, быстрое разрушение 
брони объяснялось серьезными технологическими 
нарушениями при ее изготовлении
Фото: РГАКФД/Росинформ, Коммерсантъ
"Большое количество бракованных бронелистов"

"Докладываю,— писал Бочков Молотову 4 августа 1942 года,— что Прокуратурой Союза производится расследование по поводу поставки танковым заводом недоброкачественных бронелистов, в результате чего в армию поступают танки Т-34 с трещинами бронекорпусов. В мае с. г. на завод N183 из частей Красной Армии поступило в связи с этим рекламаций на 13 машин, в июне — на 38 машин и лишь за первую декаду июля — на 72 машины. Кроме того, 16 бронекорпусов, изготовленных заводом N183, подверглись переделке на заводе N264. Из числа машин, на которые поступили рекламации, 26 были выпущены в марте, 22 в апреле и 34 в мае с. г. На всех этих машинах оказались трещины на лобовых листах и на листах подкрылка. Кроме того, некоторые машины имели трещины кормового и вертикальных бортовых листов. На лобовом листе трещины обычно расположены вокруг защиты шаровой установки, вокруг буксирных крюков, у люка водителя и т. п. Размер трещин колеблется от 50 до 1200 мм, причем на листе их бывает от 2-х до 8 штук. Кормовой лист не вваривается в корпус, но, несмотря на это, также имеет трещины".
Прокуратура без труда установила причины брака:
"Недоброкачественные бронелисты заводу N183 НКТП поставляет Ново-Тагильский завод НКЧМ. Поставку этих бронелистов Ново-Тагильский завод начал еще в ноябре 1941 года, но их дефектность была обнаружена на заводе N183 только в марте-апреле с. г., т. к. до этого времени завод N183 пользовался имевшимся заделом из бронелистов, изготовленных б. Мариупольским заводом. Как только этот задел был исчерпан и завод перешел на бронелисты, изготовленные Ново-Тагильским заводом, начали поступать массовые рекламации из армии. При исследовании причин, вызвавших изготовление недоброкачественных бронелистов, оказалось: выплавляемая на Ново-Тагильском заводе сталь марки "8с" отличается крайней неоднородностью по своему составу, главным образом по содержанию углерода, фосфора и кремния".
Прокуратура проверила Ново-Тагильский металлургический завод и, как докладывал Бочков, установила:
"Все дефекты являются результатом систематического и грубого нарушения технологической дисциплины на Ново-Тагильском металлургическом заводе. Это явствует хотя бы из следующих примеров:
1. В мартеновском цеху плавка металла вместо установленных 14 часов продолжается 15-18 часов.
2. Транспортировка горячих слитков из мартенов в прокат производится в негодных, полуразрушенных термосах. При этом, как показывает нач. ОГК завода Таран, дирекция НТМЗ ничего не предпринимает для приобретения новых термосов, несмотря на решающее значение этого дела.
3. НТМЗ систематически нарушает технические условия в части комплектности, веса и шифра деталей, поставляемых заводу N183".
Одновременно следователи выявили и нарушения финансовой дисциплины:
"Характерно, что, направляя заводу N183 большое количество бракованных бронелистов с тем, чтобы этот завод мог использовать путем вырезки отдельных деталей хотя бы пригодную часть листов, НТМЗ получает с завода N183 стоимость этих листов сполна, т. е. сумму стоимости вполне пригодных листов. В результате, как сейчас установлено, НТМЗ уже переполучил от завода N183 за период ноябрь-май 2 706 226 рублей".
Это, как указывал Бочков, только та часть переплат, которую удалось документально подтвердить. В реальности Ново-Тагильский металлургический завод получил значительно больше: "Эта сумма, как признает и сама дирекция завода N183, является безусловно заниженной".
Едва ли не главным виновным в выпуске брака прокурор СССР считал наркома черной металлургии Ивана Тевосяна:
"Необходимо заметить, что со стороны Наркомата черной металлургии, вполне осведомленного о неблагополучии в деле изготовления бронелистов на Ново-Тагильском заводе, до настоящего времени не предприняты реальные меры к устранению имеющихся безобразий. Наркомат в этом вопросе, по существу, продолжает занимать пассивную позицию и считает, что вопрос о причинах брака бронелистов "находится в стадии выяснения". Считая, что факты, вскрытые следствием, весьма серьезны и проливают достаточный свет на это дело, докладываю об изложенном на Ваше распоряжение. Со своей стороны, полагаю, что наркому черной металлургии т. Тевосяну решением ГОКО должно быть поручено в двухнедельный срок устранить нарушения технологической дисциплины на Ново-Тагильском заводе и обеспечить выпуск доброкачественной брони для танков Т-34. Директора Ново-Тагильского завода тем же решением предупредить, что в случае необеспечения выпуска доброкачественных бронелистов и неустранения нарушений технологического режима в двухнедельный срок, он будет отстранен от должности и отдан под суд".
Возмущенный Молотов отправил доклад прокурора СССР в Наркомат танковой промышленности и Наркомат черной металлургии с резолюцией: "Что предпринимается НКЧМ для ликвидации недостатков в броне?" Как оказалось, практически ничего.
Необходимые меры, предпринятые наркомом 
Тевосяном для улучшения качества брони, 
прокуратура сочла совершенно недостаточными
Фото: РГАКФД/Росинформ, Коммерсантъ
"Исключительная технологическая распущенность"

Согласно бытующим представлениям о сталинской эпохе, все руководители заинтересованных ведомств должны были немедленно, бросив остальные дела, без сна и отдыха заниматься устранением недочетов. Однако вместо этого 10 августа 1942 года нарком черной металлургии Тевосян писал Молотову:
"Как только были получены сигналы о трещинах на бронекорпусах, изготовляемых из металла Новотагильского завода, Наркомчерметом немедленно были приняты меры, во-первых, по установлению причин появления трещин; во-вторых, по улучшению качества бронелиста, выпускаемого Новотагильским заводом. Проверка показала, что основными причинами являются: чрезмерно облегченные технические условия для бронелиста поставки Новотагильского завода, которые не гарантировали надлежащий контроль качества металла, неоднородность химического анализа и серьезное упрощение технологического процесса обработки деталей и сборки корпусов, допущенное заводом N183 Наркомтанкодрома. Облегченные технические условия на поставку Новотагильским металлургическим заводом бронелиста для завода N183 были утверждены в ноябре 1941 года Зам. председателя СНК CCCP товарищем Малышевым. Этими техническими условиями были расширены пределы по химическому анализу стали, идущей для танка Т-34, и повышено содержание в ней фосфора... Несмотря на то что Новотагильский завод, по распоряжению Наркомчермета, и после утверждения облегченных технических условий в факультативном порядке контролировал качество излома, качество металла по этому показателю понизилось в связи с тем, что обязательные требования по излому были отменены".
Как утверждал Тевосян, кроме Малышева в появлении трещин на броне были повинны и танковые заводы:
"Завод N183 так же, как и другие корпусные заводы, ослабили технологическую дисциплину и контроль за технологией и допустили упрощение технологических процессов обработки деталей и сборки корпусов без принятия необходимых мер к сохранению их качества. Эти упрощения заключались в применении вырезки деталей из закаленной брони, отмене низкого отпуска деталей после их вырезки, применении для сварки электродов больших диаметров и повышенных режимов тока".
Тевосян докладывал также, что все недостатки уже устранены и броня выпускается по новым техническим условиям:
"В этих технических условиях сужен химический анализ стали для машины T-34, снижено содержание в ней фосфора, повышены требования к качеству металла по излому и бронестойкости. В настоящее время поставка бронелиста Новотагильским заводом производится в строгом соответствии с этими техническими условиями... Новотагильскому заводу даны Наркомчерметом дополнительные конкретные указания по ужесточению технологии выплавки и разливки броневой стали и проката бронелиста, а также по усилению контроля качества листа. Для помощи в упорядочении технологического процесса и повышении качества бронелиста на Новотагильский завод командирована бригада высококвалифицированных специалистов Наркомчермета с участием сотрудников Научно-исследовательского броневого института и Наркомтанкопрома. Для обеспечения выполнения указаний Наркомата директором Новотагильского завода назначен Заместитель народного комиссара черной металлургии тов. Резников. В июле и в августе поставка бронелиста заводу N183 наряду с Новотагильским заводом производится с Магнитогорского и Кузнецкого заводов, обеспечивающих необходимое качество бронелиста".
Зампред Совнаркома Малышев, в свою очередь, писал Молотову 14 августа 1942 года:
"Тов. Тевосян считает, что основной причиной плохого качества брони явились облегченные технические условия, утвержденные мною в ноябре месяце 1941 г. Это совершенно неправильно и вот почему:
1. ТУ, утвержденные мною в ноябре 1941 г., при их соблюдении, гарантируют вполне удовлетворительное качество бронелиста. Это подтверждается тем, что точно по таким же ТУ (кроме предела по фосфору) работал с начала войны Мариупольский завод и выпускал очень хорошую броню. Предел по фосфору для Ново-Тагильского завода был повышен с 0,035% до 0,040%, исходя из местных тагильских условий, по настойчивому требованию НКЧМ. По основным техническим условиям, утвержденным ГАБТУ КА 4 апреля 1942 г., допускалась приемка брони даже с еще более высоким содержанием фосфора — до 0,045%.
2. Как показала проверка, на Ново-Тагильском заводе систематически нарушались и не выполнялись облегченные ТУ, утвержденные в ноябре месяце 1941 г. (неоднородность металла по химсоставу, выходящая за пределы ТУ, шиферность, расслоение, пониженная вязкость).
3. Поскольку ТУ, утвержденные в ноябре 1941 г., давали некоторые льготы Ново-Тагильскому заводу только на период освоения производства бронелиста и являлись временными, Наркомтанкопром (завод N183) уже в январе 1942 г. предложил Наркомчермету утвердить новые, более жесткие ТУ, но зам. наркома т. Резников категорически отказался утверждать новые ТУ, мотивируя это тем, что Ново-Тагильский завод не справляется пока с выполнением действующих, льготных ТУ".

Массовое производство танков лишь в 1944 году 
удалось избавить от многочисленных производственных д
ефектов
Фото: РГАКФД/Росинформ, Коммерсантъ
Малышев писал и о дальнейших попытках исправить положение:
"В связи с отказом т. Резникова утвердить новые ТУ последние были направлены 27 января 1942 г. на утверждение в Наркомчермет. Наркомчермет письмом от 2 февраля 1942 г. также отказался рассматривать и утверждать новые ТУ 4 марта 1942 г. Наркомтанкопром вторично предлагает пересмотреть временные ТУ и вновь (1 апреля 1942 г.) Наркомчермет отказывает в этом. В мае месяце 1942 г. завод N183 вновь предлагает Ново-Тагильскому заводу утвердить частные ТУ на поставку брони, и вновь НТМЗ отказывается от рассмотрения, ссылаясь на прямое запрещение Наркомчермета. В мае месяце моим телеграфным распоряжением временные ТУ были отменены и Ново-Тагильскому заводу было предложено работать по основным ТУ. Несмотря на это, т. Тевосян запретил вводить новые ТУ и Ново-Тагильский завод продолжал работать по временным ТУ вплоть до постановления ГОКО от 5 июня с. г.".
Но, что было куда важнее, Малышев утверждал, что качество новотагильской брони остается стабильно плохим:
"Доказано, что основной причиной плохого качества брони Ново-Тагильского завода является исключительная технологическая распущенность, царившая на заводе и нарушение самых элементарных правил изготовления брони на Ново-Тагильском заводе. Качество бронелиста, поставленного Ново-Тагильским заводом в июле месяце, продолжает оставаться плохим, и это показывает, что серьезных мер по наведению порядка на Ново-Тагильском заводе еще не принято".
Арбитром в этом споре Молотов сделал прокурора СССР Бочкова, который 16 августа 1942 года доложил:
"Утверждение тов. Тевосяна о том, что часть трещин на броне танков появляется в результате того, что на танковых заводах нарушается технология обработки бронеплит, имеет под собой некоторую почву. Однако эти нарушения технологии на танковых заводах не давали бы массового появления трещин бронекорпусов, если бы металл (бронеплиты), поставляемый Ново-Тагильским заводом, был доброкачественным и отвечал техническим условиям".
А кроме того, Бочков подтверждал, что новотагильская броня все еще остается дефектной:
"Указание тов. Тевосяна на то, что со стороны НКЧМ были приняты необходимые меры для устранения этих фактов, не может быть признано удовлетворительным хотя бы потому, что о выпуске дефектных бронеплит Ново-Тагильским заводом Наркомчермету стало известно еще осенью прошлого года. Несмотря на это, выпуск дефектных бронеплит продолжается по сие время. Не устранены и причины, порождающие брак, а именно: грубейшие нарушения технологической дисциплины на Ново-Тагильском заводе все еще имеют место, не приобретены новые термоса взамен негодных и т. п.".
Казалось бы, после такой попытки обмана члена Политбюро и ГОКО Молотова руководители Наркомчермета должны были понести суровое наказание. Однако Молотов ограничился созывом совещания для рассмотрения мер по улучшению качества бронеплит. Причем это оказалось не последним дефектом Т-34, с которым боролись по ходу выпуска этих танков. Менялась конструкция, менялись руководители отрасли. В июне 1943 года Зальцмана сняли с работы и вернули на должность наркома танковой промышленности Малышева. Только летом 1944 года после усовершенствования конструкции и доработки технологии Т-34 и стал тем лучшим средним танком Второй мировой войны, который известен всем. Но только конца войны, а отнюдь не первых ее лет.
Gur Khan: ...ну что было, то было! Главное, не забывать уроки истории, и не повторять совершенных ошибок. А то ведь оно у нас все чаще по замкнутому кругу идет - любим на свои же грабли наступать...

2 комментария:

  1. Спасибо. Интересно. Вассерман в своей статье Белосток и Львов упоминал о проблемах с движками, которые особенно обострились в начале войны. Что не умаляет отваги тех, не смотря ни на что победил. Лучше это знать, чтобы срыватели покровов не разводили на этом грязь.

    ОтветитьУдалить
  2. "Уже в первые два месяца войны нашими войсками было уничтожено в бою более 8500 немецких танков. Громадная цифра немецких потерь продолжала расти в течение третьего месяца войны."

    Ха-ха-ха. Всего для нападения на СССР Германия сосредоточила чуть 3,865 тысяч танков и самоходных орудий (ее союзники выставили еще около 400 танков). Таким образом общая численность танков составляла чуть больше 4,000 и потерять 8,500 танков за две месяца Вермахт ну никак не мог.

    ОтветитьУдалить

Примечание. Отправлять комментарии могут только участники этого блога.