пятница, 30 сентября 2011 г.

Войска безусловного доминирования


Завтра, 1 октября, в Вооружённых Силах России отметят профессиональный праздник - День Сухопутных войск. Это особая дата в череде профессиональных праздников в нашей армии, потому что в настоящее время Сухопутные войска являются основным видом Вооружённых Сил РФ.
В рамках формирования современного облика Вооружённых Сил Сухопутные войска стали компактными, мобильными, преимущественно состоящими из воинских формирований постоянной готовности, способными немедленно приступить к выполнению боевой задачи. Причём дислокация этих соединений соответствует существующим угрозам и позволяет на любом стратегическом направлении создавать группировки войск (сил) для отражения агрессии противника в кратчайшие сроки. В связи с этим в настоящее время основные усилия Главного командования направлены на совершенствование Сухопутных войск как вида Вооружённых Сил РФ, обладающего высокими возможностями по ведению активных боевых действий при любом варианте развязывания войн и вооружённых конфликтов. О том, что сделано в ходе реализации этих усилий и что запланировано на ближайшую перспективу, в канун профессионального праздника «Красной звезде» рассказал главнокомандующий Сухопутными войсками генерал-полковник Александр ПОСТНИКОВ.

- Какие задачи, определённые Военной доктриной РФ на мирное и военное время, предположительно будут решаться только объединениями, соединениями и частями Сухопутных войск или при их непосредственном участии?
 - Сухопутные войска всегда играли важнейшую, а нередко и решающую роль в обеспечении военной безопасности государства и отстаивании наших национальных интересов. В современных условиях их роль и значение, на наш взгляд, не снизились. Ведь именно воинские формирования Сухопутных войск были и остаются единственным средством, способным удерживать и контролировать территорию.
     Только наличие соответствующих Сухопутных войск в составе Вооружённых Сил России позволяет обеспечить надёжную оборону территории Российской Федерации с учётом размеров и протяжённости её сухопутных границ, составляющей более 22 тысяч километров, а также особого политического и географического положения.
     В связи с этим на объединения, соединения и в целом на Сухопутные войска возлагается ряд важных задач, в том числе участие в стратегическом сдерживании и предотвращении военных конфликтов. Первоочередные задачи - участие в отражении агрессии против Российской Федерации и её союзников, нанесение поражения войскам (силам) агрессора, принуждение его к прекращению военных действий на условиях, отвечающих интересам России и её союзников. Возможно использование Сухопутных войск в операциях по поддержанию (восстановлению) международного мира и безопасности. Для их решения в своём составе Сухопутные войска имеют мотострелковые, танковые войска, ракетные войска и артиллерию, войска ПВО, а также специальные войска: разведывательные, связи, РЭБ, инженерные, РХБ защиты и материально-технического обеспечения.
     Конечно, мы прекрасно осознаём, что обеспечить военную безопасность России возможно только совместными, хорошо скоординированными усилиями всех видов, родов войск Вооружённых Сил и воинских формирований других министерств и ведомств, направленными на выполнение значительного количества взаимосвязанных и сложных задач. Но при этом Сухопутные войска, сохраняя своё доминирующее положение в группировках, создаваемых для действий в региональных (локальных) войнах и вооружённых конфликтах, продолжают играть важнейшую роль в нейтрализации современных угроз и вызовов безопасности, в том числе проявлений терроризма, находясь в готовности при любых сценариях осложнения военно-политической обстановки гарантировать военную безопасность России.
     - Как в связи с проводимой реформой Вооружённых Сил РФ и созданием объединённых стратегических командований изменились функции Главного командования Сухопутных войск?
     - Необходимо отметить, что проводимые ранее попытки реформирования соединений Сухопутных войск в основном сводились к сокращению количественных параметров без принципиальных изменений их организационно-штатных структур, системы управления, совершенствования и обеспечения современными образцами вооружения и военной техники.
     С целью совершенствования структуры Вооружённых Сил, уменьшения уровней управления и исключения дублирования функций различными структурами в течение 2010 года была проведена реорганизация органов управления и созданы четыре военных округа (Западный, Южный, Центральный и Восточный), имеющие в своём составе межвидовые группировки войск (сил).

     На Главное командование Сухопутных войск сегодня возложены задачи по строительству Сухопутных войск и совершенствованию их структуры, а также организация боевой подготовки войск, подготовка младших специалистов, планирование миротворческой деятельности и ликвидации последствий чрезвычайных ситуаций, формирование тактико-технических требований к образцам вооружения, военной и специальной техники для Сухопутных войск.
     - Чему уделялось особое внимание в процессе подготовки Сухопутных войск в 2011 году?
     - Наиболее значимым мероприятием подготовки Сухопутных войск стало проведение в сентябре стратегического учения «Центр-2011», на которое привлекалось свыше 20 соединений и воинских частей. В практических действиях, проходивших на 6 полигонах, от Сухопутных войск участвовали соединения и части из состава Центрального военного округа.
     В ходе учения, помимо отработки вопросов взаимодействия разнородных и межвидовых группировок войск и проверки способности командующих, командиров и штабов всех уровней управлять ими, изучались и оценивались также возможности соединений и частей постоянной готовности выполнять свои задачи по предназначению по новым разработанным боевым документам.
     Как показали практические действия войск на полигонах, уровень подготовки солдат, офицерского состава по сравнению с оперативно-стратегическими учениями «Восток-2010», «Кавказ-2009» и «Запад-2009» вырос, особенно в практическом плане. Органы управления, соединения и подразделения Сухопутных войск действовали в целом эффективно, с поставленными задачами справились. Значительно повысились их слаженность и готовность успешно действовать в современном общевойсковом бою. Личный состав показал неплохую выучку, а главное - стремление выполнять поставленные задачи.
     В ходе 2011 учебного года органы управления, соединения (воинские части) и подразделения Сухопутных войск принимали также участие в совместных военных учениях с армиями зарубежных государств, основными из которых явились совместное оперативное учение вооружённых сил Российской Федерации и Республики Беларусь «Щит Союза - 2011», совместное российско-монгольское учение «Селенга-2011».
     Анализ итогов 2011 учебного года свидетельствует о тенденции повышения интенсивности и качества боевой учебы по сравнению с предыдущим годом. Всего в Сухопутных войсках было проведено более 7.500 боевых стрельб отделений, более 2.600 боевых стрельб взводов, около 250 ротных тактических учений, более 80 батальонных тактических учений. В ходе сбора с руководящим составом Сухопутных войск было проведено показное бригадное тактическое учение с боевой стрельбой. Кроме того, прошло более 270 сборовых мероприятий с офицерами.
     Необходимо отметить, что в большинстве проведённых сборов принимал участие профессорско-преподавательский состав военно-учебных заведений, что позволило использовать богатый научный опыт.
     - Что делается в Сухопутных войсках в процессе модернизации ВВТ и перевооружения?
     - Для улучшения технических характеристик во время проведения капитального ремонта осуществляется модернизация, суть которой заключается в установке новых комплексов управляемого вооружения с тепловизионным прицелом, современных радиостанций и аппаратуры внутренней связи и коммутации, средств управления. Реализация данного подхода позволит в течение 10 лет поддержать боеспособность общевойсковых формирований до оснащения Сухопутных войск новыми современными образцами боевых машин.
     В условиях перехода Сухопутных войск на новый боевой состав тяжёлых, средних и лёгких бригад Главное командование Сухопутных войск совместно с предприятиями промышленности начало разработку и создание трёх семейств боевых и обеспечивающих машин для Сухопутных войск на базе тяжёлых, средних и лёгких унифицированных платформ.
     Продолжается работа над созданием новой автоматизированной системы управления тактическими звеньями «Созвездие-М2», которая в полном объёме обеспечит функции управления, разведки, связи, радиоэлектронной борьбы, навигации, опознавания. И позволит с максимальной эффективностью осуществлять управление тактическими войсковыми формированиями. Предусмотрено наращивание системы связи станциями ДЦВ диапазона с технологиями обработки Wi-Fi и создание узловой архитектуры системы связи. При этом цикл непосредственного управления в бригаде сократится в 1,6 раза по сравнению с существующей организацией управления.
     Для войсковой ПВО разрабатываются и создаются комплексы воздушной разведки с беспилотными летательными аппаратами (БЛА), оснащёнными оптико-электронными и радиолокационными средствами. Продолжается разработка АСУ войсковой ПВО оперативного звена; создание РЛС дежурного и боевого режимов, единых для ЗРК (ЗРС) и для радиотехнических подразделений.
     Также проводится объединение средств РХБ разведки на единой методологической, технической и организационной базе на основе разработки автоматизированной системы выявления и оценки масштабов и последствий применения ОМП, радиационно и химически опасных аварий, а также автоматизированной системы контроля радиационной обстановки.
     В области управления и разведки происходит развитие и создание единых многоцелевых и многоканальных автоматизированных и автоматических боевых высокоточных систем, обеспечивающих в реальном масштабе времени разведку, распознавание и поражение объектов противника. В частности, ведётся разработка комплексов воздушной разведки с беспилотными летательными аппаратами, оснащёнными оптико-электронными и радиолокационными средствами. Также разрабатываются звукотеплосейсмические и радиотехнические комплексы разведки.
     В области нетрадиционных средств поражения следует упомянуть о разработке принципиально новых систем и образцов ВВТ на основе технических решений с использованием новых физических принципов, роботизации перспективных комплексов оружия и боевой техники. В частности, в интересах Сухопутных войск идёт создание образцов (комплексов) оружия нелетального поражения для участия в миротворческих операциях и действиях в городских и густонаселённых районах.
     - Боевые возможности Сухопутных войск напрямую зависят от их оснащённости новыми, современными образцами вооружения и военной техники. Насколько активно идёт их разработка, когда соединения и части получат новую технику?
     - Наращивание боевого потенциала соединений и частей за счёт их оснащения современными образцами ВВТ является одним из приоритетов строительства и развития Сухопутных войск. До 2020 года согласно Государственной программе вооружения на 2011–2020 годы доля современного вооружения составит не менее 70 процентов. Её реализация позволит создать систему вооружения, соответствующую современным требованиям.
     При этом переоснащение Сухопутных войск предусматривается осуществить в два этапа. На первом (2011–2015 годы) основные усилия будут сосредоточены на закупке современных образцов ВВТ, прежде всего для ракетно-артиллерийских частей, подразделений разведки, РЭБ и связи, а также автоматизированных систем управления тактического звена. Одновременно продолжится разработка нового семейства платформ лёгкого типа («Тайфун»), среднего («Бумеранг» и «Курганец-25») и тяжёлого («Армата»).
     На втором этапе (2016–2020 годы) планируется начать комплектное оснащение соединений и частей новыми современными образцами ВВТ на унифицированных базовых платформах.
     - А что будет с автоматами Калашникова?
     - От автоматов Калашникова Вооружённые Силы не отказываются. Это стрелковое оружие стоит на вооружении армии и флота.
     Однако имеющиеся запасы АК-74 значительно превышают наши потребности. В ближайшие 10 лет Сухопутные войска будут обеспечиваться новыми АК-74, которые сегодня лежат на армейских складах. Поэтому дополнительно закупать для Вооружённых Сил данное стрелковое оружие нет необходимости.
     В то же время сегодня Министерством обороны РФ уже сформулированы новые требования к техническим характеристикам образцов стрелкового вооружения, необходимого армии в современных условиях. Вкратце их можно описать так: должны быть существенно повышены точность, прицельная дальность, эргономика автомата, но при этом сохранена его надёжность, как у автомата Калашникова.
     Я знаю, что сегодня на заводе «Ижмаш», и не только на нём, уже ведутся разработки совершенно нового современного автомата для армии. Мы внимательно отслеживаем эти разработки и активно взаимодействуем с предприятиями.
     Уверен, что российские оружейники, имеющие опыт создания уникальных образцов стрелкового вооружения, достойно справятся с этой задачей. Вооружённые Силы получат оружие, которое продолжит лучшие традиции марки «Калашников» и при этом ни в чём не будет уступать самым современным иностранным образцам.
     - Расскажите, пожалуйста, о социальном обеспечении военнослужащих Сухопутных войск и членов их семей. Сколько бесквартирных офицеров, когда все они будут обеспечены жильём?
     - В настоящий момент строится около тысячи домов в 39 регионах России. До конца года должны быть введены в эксплуатацию 6 микрорайонов со всей необходимой инфраструктурой. Более 20 тысяч квартир в сотне новых домов примут новых жителей в Подмосковье, Санкт-Петербурге, Ставропольском и Краснодарском краях и в Приморье.
     Очередь на получение жилой площади сократилась почти вдвое. Сохраняя набранные темпы строительства, полностью обеспечить постоянным жильём стоящих на очереди военных планируется до конца 2012 года.
     Немаловажно и то, что получение постоянного жилья не обязательно связано с местом службы очередника. Если военнослужащий, который служит, например, в Хабаровске, избрал местом постоянного проживания Подмосковье или Краснодар, он должен обратиться с соответствующим заявлением в службу, которая занимается квартирным учётом.
     - Что вы пожелаете подчинённым в преддверии профессионального праздника - Дня Сухопутных войск?
     - Хочу от всей души поблагодарить весь личный состав и ветеранов Сухопутных войск за тот вклад, который они вносят в общее дело обеспечения военной безопасности России, сердечно поздравить их с этой памятной датой и пожелать здоровья, счастья и дальнейших успехов в службе и работе на благо нашего Отечества.

«Торнадо» придет на смену «Граду»

Военные всего мира прекрасно знакомы с «Градом» - системой залпового огня, появившейся в Советском Союзе в 1964 году. Это действительно было страшное оружие, противопоставить которому ни один из вероятных противников ничего не мог.
Впервые «Град» продемонстрировал свою эффективность во время конфликтов с китайцами на острове Даманском в 1969 году. Тогда несколько залпов просто превратили всю площадь острова в тщательно перепаханное поле. Разумеется, ни один из китайцев, которые были отправлены для захвата советского острова, не уцелел. Однако до сих пор неизвестно сколько же человек потерял там противник. Предполагаемое число доходит до 3 тысяч солдат и офицеров.
Однако даже такое совершенное оружие как «Град» имеет определенный ресурс. И так как он простоял на боевом дежурстве свыше четырех десятилетий, пришла пора подыскать для него замену. Честь стать ею досталась системе залпового огня «Торнадо».
Двадцать пятого сентября текущего года они впервые были протестированы на полигоне Капустин Яр. На учениях будут присутствовать высшие военные чины, как России, так и Казахстана.
В целом же «Торнадо» превосходит «Град» практически по всем показателям – дальнобойность, кучность боя, точность, топопривязка и многим другим.
В отличие от предшественников («Град», «Смерч») «Торнадо» имеет систему спутникового наведения, благодаря чему вероятность промаха будет значительно снижена. Немаловажным показателем является и то, что по сравнению с «Смерчем», система залпового огня «Торнадо-C» имеет дальность стрельбы, втрое превосходящую дальность своего предшественника. Каждый из снарядов теперь снабжен системой управления полетом. Это значительно снижает вероятность промаха. При этом снаряды могут иметь самую разную начинку: кумулятивные, осколочные, самоприцеливающиеся боевые элементы, противотанковые мины. Это позволяет достигать ещё больше целей, которые могут быть поставлены перед ним.
Как показывает практика, через считанные минуты после того, как система залпового огня производит серию выстрелов по мишени, место её расположения подвергается мощнейшей бомбардировке, которая практически не оставляет шансов на выживание ни машине, ни её экипажу. Именно поэтому «Торнадо» может покинуть позицию ещё до того, как первый из выпущенных снарядов коснется земли. Когда последний снаряд взорвется, уничтожая цель, сам комплекс может оказаться уже в нескольких километрах от места, с которого производилась стрельба.
Все это делает «Торнадо» действительно грозным оружием, которое практически не знает себе равных.
 Новая 122 мм РСЗО "Торнадо-Г" по своей боевой эффективности в 2,5 — 3 раза превосходит РСЗО "Град". А доработанная 300-мм РСЗО "Торнадо-С" по эффективности будет превосходить РСЗО "Смерч" в 3-4 раза. Генерал-лейтенант Сергей Богатинов сообщил, что именно «Торнадо-С», вместе с комплексами тактических ракет «Искандер-М» смогут стать основными комплексами, которыми будут вооружены российские ракетные войска и артиллерия.
по информации сайта "Информационно - новостная система "Ракетная техника"

четверг, 29 сентября 2011 г.

К 2020 году парк военной техники и вооружение Сухопутных войск обновятся на 70 процентов

К 2020 году парк военной техники и вооружение обновятся на 70 процентов. О таких планах сообщил главнокомандующий Сухопутными войсками Александр Постников. Одно из основных направлений — создание комплексов автоматизированного управления войсками в тактическом звене. Уже в этом году планируют завершить испытания системы «Созвездие М2». Вводить новые образцы техники и вооружений будут в два этапа. 

По словам главкома Сухопутных войск, все новинки разрабатываются с учетом повышения мобильности бойцов. При этом технические характеристики российских образцов не уступают иностранным.
TV "Звезда"

«УВЗ» расширяет сотрудничество с Казахстаном


В Республике Казахстан создан и начал работать Торговый дом «УВЗ-Казахстан». Инициатором его создания выступили научно-производственная корпорация «Уралвагонзавод» и товарищество с ограниченной ответственностью «ОКЖС» (Казахстан).
На первом этапе официальный дистрибьютор  занимается реализацией железнодорожной и строительной техники и комплектующих к ней производства корпорации «УВЗ». В перспективе – работа по линии специального машиностроение. В списке предприятий, чья продукция продвигается на внутреннем рынке Республики, головное предприятие корпорации – Уралвагонзавод, а также Рубцовский машиностроительный завод, Каменск-Уральский литейный завод, Уралтрансмаш, УКБТМ, Челябинский тракторный завод - УРАЛТРАК и другие.
Кроме того, торговому дому делегированы полномочия по  представлению интересов корпорации «УВЗ» в области создания сервисных центров и других машиностроительных предприятий, направленных на развитие взаимовыгодных двусторонних производственных отношений.
Пресс-служба УВЗ

вторник, 27 сентября 2011 г.

Интервью с главой "Оборонсервиса"

  Уже давно наблюдаю за тем, как коммерциализируется и приватизируется наше российское Министерство обороны. В череде этих "реформ" особняком стоит создание холдинга "Оборонсервис". Очень интересная организация! Вот тут я уже немного и осторожно коснулся вопросов, связанных с этим предприятием. Планирую "пройтись" по нему еще не раз, а пока вот не без интересное интервью от "Коммерсанта".
«Пачку бумаги я могу купить без консультаций с Минобороны»
Глава «Оборонсервиса» Сергей Хурсевич о взаимоотношениях с госбанками и министерством

На данный день есть два системообразующих банка — Сбербанк и ВТБ, и мы нашим предприятиям сказали оставить счета именно там
Фото: Светлана Привалова / Коммерсантъ





Почти ровно три года назад, 15 сентября 2008 года, был подписан указ президента РФ «Об ОАО “Оборонсервис”». За это время холдинг, получивший в управление более 300 предприятий, находившихся в ведении Минобороны, стал практически монопольным поставщиком продукции и услуг для военных — от продовольствия в магазинах при военных городках до ремонта военной техники. О том, какую часть армейских нужд сейчас обеспечивает холдинг, как будет реформирована система госзаказа и почему «Оборонсервису» не нужны сельхозактивы, в интервью “Ъ” рассказал гендиректор ОАО СЕРГЕЙ ХУРСЕВИЧ.

— В начале месяца стало известно, что подведомственные Минобороны структуры будут переводить все свои счета в ВТБ. Откуда появилось такое решение и кем оно было санкционировано?
— ОАО «Оборонсервис» — это коммерческая организация, все решения в ней принимаются исключительно уполномоченными на это органами управления в соответствии с их компетенцией, с целью обеспечения конкурентоспособности общества, повышения эффективности его деятельности, и ответственность за последствия принятых решений является нашим коммерческим риском. В структуру «Оборонсервиса» входит более 300 предприятий, и, если бы каждое из них открыло хотя бы по одному счету в «своем» банке, говорить о единой вертикально интегрированной структуре общества было бы нелепо. Поскольку внутренняя система казначейства «Оборонсервиса» пока еще не создана, нашей задачей было сделать так, чтобы «Оборонсервис» обслуживало минимальное количество финансовых институтов. Мы эту задачу, похоже, решили. Выбирать какой-то мелкий банк, у которого есть один основной офис и один дополнительный,— абсурд. Поэтому мы привлекли банки, у которых максимально широкая территория охвата. На данный день есть два системообразующих банка — Сбербанк и ВТБ, и мы нашим предприятиям сказали оставить счета именно там. Отмечу, что своих субподрядчиков мы не заставляем работать через какие-то определенные банки, и я никогда не делал им таких предложений.
Мне сложно комментировать — откуда возникла информация о переводе всех средств и счетов в ВТБ. Повторяю: у нас счета открыты в обоих банках, и мы будем продолжать работать с обоими, хотя бы для того, чтобы сохранить конкурентную среду. Но, естественно, большая часть наших счетов будет находиться в том кредитном учреждении, которое предложит нам более комфортные условия. На данный момент ВТБ предлагает несколько более комфортные условия, особенно по оперативности принятия решений.
— А зарплатная часть у вас где лежит?
Родился 11 августа 1970 года в Харькове. Окончил Ленинградское высшее военно-политическое училище ПВО и Российскую академию госслужбы по специальности "менеджер-экономист"...
— Зарплатные проекты в наших «дочках» реализованы как в Сбербанке, так и в ВТБ. Лично я имею карты в обоих банках.
— В равных частях?
— Разные предприятия принимают разные решения: если у предприятия очень широкий охват и в каком-то совсем мелком поселке у него стоит бригада и необходимо обеспечить выдачу зарплаты именно там, то очевидно конкурентное преимущество банка, имеющего в этом поселке свое отделение. Если же это большой город, то конкурентное преимущество одного банка неочевидно, в этом случае реализуется общая установка.
— Откуда тогда возникла эта история с конфронтацией двух банков?
— Мне сложно сказать. Может быть, это конкурентная борьба двух банков, может, кто-то спровоцировал.
— Вы упомянули систему внутреннего казначейства. Может, «Оборонсервис» сам станет банком?
Нам важно не прекратить единовременно торгово-бытовое обслуживание военного городка, из-за того что у нас возникла такая квазирыночная идея, но мы ее до конца не реализовали
Фото: Светлана Привалова, Коммерсантъ
— Уставные виды деятельности ОАО «Оборонсервис» определены указом президента РФ №1359 от 15 сентября 2008 года, и этим все сказано. Консолидация средств на счетах двух банков — это только один из инструментов обеспечения эффективного управления финансовыми потоками. При этом ОАО, конечно же, не будет исполнять роль кредитной организации — просто будет реализована единая схема финансового управления дочерними и зависимыми обществами «Оборонсервиса», позволяющая эффективно управлять денежными потоками внутри холдинга.
Мы будем мониторить движение по счетам, чтобы не было ни срывов исполнения заказа, ни проблем с предоставлением гарантий. Одновременно приступим к созданию системы казначейства. Это позволит нам отслеживать каждый финансовый поток, даст возможность в минимальные сроки обеспечить предоставление или консолидацию необходимых финансовых средств. Но сколько на это потребуется, я не знаю. Может, месяцы, может — год или два.
— Какая часть заказа Минобороны и его потребностей, не считая основную статью расходов — поставку вооружений, покрывается «Оборонсервисом» и формирует вашу выручку?
— Это конфиденциальная информация, но все же могу сказать, что это десятки миллиардов рублей.
— Насколько вы покрываете потребность Минобороны по отдельным секторам? Вас неоднократно называли монополистом при обслуживании нужд военных...
Создано указом президента РФ от 15 сентября 2008 года в рамках реструктуризации Минобороны и объединения его предприятий и организаций, занимающихся хозяйственной деятельностью...
— Обслуживание, текущий ремонт зданий, жилого фонда Минобороны — на 100%; питание военнослужащих — порядка 70%; пошив обмундирования — 100%; обслуживание линий электропередачи — 100%. В сервисном обслуживании военной техники — весьма незначительный процент нашего участия, поскольку сервис наиболее сложных изделий — в первую очередь связанных с космосом, ракетами и т. д., осуществляется предприятиями-изготовителями. Весь дорогостоящий ремонт кораблей, судов военно-морского флота осуществляет, например, Объединенная судостроительная корпорация — она единственный исполнитель. В результате если брать в процентном соотношении сервисные и ремонтные работы по вооружениям и военной технике, то мы не доходим даже до 50%. Одна из наших стратегических целей — обеспечение комплексного сервисного обслуживания вооружений и техники общевойскового назначения.
— О каком уровне рентабельности «Оборонсервиса» при таком положении можно говорить?
— Суммарно по холдингу — до 10% (рентабельность по чистой прибыли). Принимая во внимание многопрофильность услуг, предоставляемых ОАО, в отдельных случаях отсутствие альтернативных рыночных предложений, а также учитывая специфику требований заказчика — Минобороны РФ, отдельно по субхолдингам бывает и отрицательной. Этот фактор еще раз подчеркивает уникальность нашей организации и жизненную необходимость выстраивания вертикали, в том числе финансовой. Хочется отметить, что рентабельность — это тот показатель, который жестко регулируется нашим основным заказчиком — Минобороны России, в частности департаментом ценообразования. Поэтому, выходя на госконтракт, мы четко понимаем заложенную в нем структуру стоимости соответствующих услуг. И возможность увеличения уровня рентабельности, естественно, без ухудшения качества оказываемых услуг, например, за счет оптимизации расходов — это уже искусство управления бизнесом, вопрос профессионализма менеджмента организации.
— По уровню приоритета — как распределены субхолдинги в структуре? Что приносит наибольшую выручку?
В высококонкурентных секторах экономики большое количество субподрядчиков такой услугой, как электронная площадка, пользоваться не научились и не считают это необходимым
Фото: Светлана Привалова, Коммерсантъ
— Приоритеты расставляет собственник — Минобороны. Исходя из этого, приоритетными можно назвать субхолдинги, управление и владение которыми долгосрочное: это ОАО «Авиаремонт», ОАО «Ремвооружение», ОАО «Спецремонт», ОАО «Оборонстрой», ОАО «Оборонэнерго» и ОАО «Славянка». По итогам 2011 года наибольшую выручку (десятки миллиардов рублей) покажет «Славянка» (выручка по итогам 2010 года.— 2,4 млрд руб.— “Ъ”), которая с этого года теперь не только управляет гостиничными и жилыми комплексами, но и обслуживает «коммуналку», за исключением теплоснабжения, всех гарнизонов.
Есть активы — очевидно непрофильные субхолдинги, которые рассматриваются как краткосрочные проекты: ОАО «Агропром», ОАО «Военторг» и ОАО «Красная звезда». Например, мы — непрофильная сельхозкомпания, если говорить об «Агропроме», где собраны бывшие военные колхозы, чтобы их развивать. По текущему году выручка предприятия составит порядка 8 млрд руб., консолидированная прибыль по ним — ноль или незначительный плюс. Но в целом я не вижу перспектив для того, чтобы сохранять в структуре «Оборонсервиса» этот актив — это не наш сегмент, и нам незачем работать там, где мы неэксклюзивны.
С холдингом «Красная звезда», который включает в себя телеканал «Звезда», газету «Красная звезда», кучу издательств и картографические фабрики, такая же история. Все предприятия активно работают в ведомственных интересах, но полиграфические услуги, например, для Минобороны может оказывать кто угодно, поэтому этот актив я также не рассматриваю как эксклюзивный, на котором нужно на годы фиксироваться и развивать его. Если сравнивать со «Славянкой», то, после того как субхолдингу было поручено заместить квартирно-эксплуатационные органы в части обслуживания жилищно-казарменного фонда, это эксклюзивный сегмент. Да, это тяжелая работа, но пока мы не найдем и не наймем региональных или системных операторов, которые будут работать в этом сегменте, «Славянка» безальтернативна.
— Но «Военторг», например, как раз «на эксклюзиве» у Минобороны...
— С «Военторгом» ситуация следующая. За ним закреплено сразу несколько разных функций. Во-первых, предприятие непосредственно занимается торговлей, то есть работает в высококонкурентном секторе. В гарнизонах есть магазины или палатки (их порядка 1,5 тыс.), парикмахерские (около 700) — и они принадлежат «Военторгу», который обеспечивает туда завоз продуктов, материалов и т. д. Но это ненормальная ситуация! Нужно искать глобального или локального ритейлера, на палатки — индивидуального предпринимателя, который будет обеспечивать выполнение этих задач. К тому же за «Военторгом» закреплена функция по организации питания личного состава — но на местах уже подбираются субподрядчики, которые этим занимаются.
Однако перейти на аутсорсинговую схему полностью сейчас нельзя — это небыстрый процесс. Нам важно не прекратить единовременно торгово-бытовое обслуживание военного городка из-за того, что у нас возникла такая квазирыночная идея, но мы ее до конца не реализовали. Пока «Военторг» как единый оператор необходим. Мы не можем позволить себе взять и пару недель, пока мы ищем хорошего подрядчика или замену старому, не кормить солдат. Например, если не будет «Военторга», а в существующей схеме организатором питания окажется недобросовестный субподрядчик, вследствие расторжения контракта потребуется провести новый конкурс. Теперь пошли 45 суток до нового контракта, предусмотренные 94-м ФЗ («О размещении заказов на поставки товаров, выполнение работ, оказание услуг для государственных и муниципальных нужд».— “Ъ”). Возникает методологическая проблема, а что будет есть солдат? Кто его будет кормить? В данном случае проблема решена, поскольку есть контракт с «Военторгом» и он отвечает за то, чтобы подобных срывов не было. А хороший у него субподрядчик, плохой — это его проблемы. Главное, солдат не должен заметить никакого дискомфорта.
— Строительство для Минобороны в виде функционала «Оборонстроя» также оставите?
— Непосредственно стройка — это тот самый высококонкурентный сектор, где мы неэксклюзивны, и вкладываться туда я не вижу смысла. В этом секторе куча прекрасных компаний, которые работают, которые специализируются на стройке. Например, если мы выиграем конкурс на строительство жилищного комплекса для нужд Министерства, скажем, в Самаре, потребуется набрать людей, заключить контракты и т. д. Стройка завершится, но что нам с людьми делать, если следующая задача — строительство, например, в Екатеринбурге? Давайте сразу найдем самарскую компанию, которая изначально все это сможет построить, а затем продолжит там дальше работать, и ей будет хорошо. В этой связи «Оборонстрой» интересен как инжиниринговая компания, которая может нанять большое количество строителей в короткий период времени, но не как глобальная строительная компания, которая держит в своем штате десятки тысяч строителей и сотни единиц техники.
— Какой объем в процентном соотношении вы сегодня отдаете на субподряд?
— В зависимости от того — какой регион, от того — какой субхолдинг, от того — насколько удастся не допускать зависимость от контрагентов. Ведь всю ответственность несем мы, вне зависимости от того, отдали мы на субподряд или работаем сами.
У нас есть концептуальный подход, его суть очень проста — разделение оказываемых нами услуг, исходя из их рыночности: первый подход в высококонкурентной среде (например, гостиничные услуги, питание, торгово-бытовое обслуживание), второй подход — в сфере естественных монополий (электроснабжение, теплоснабжение) и третий подход — в сфере, где рыночный сегмент вообще никогда не был освоен какими-либо коммерческими предприятиями (эксплуатация полигонов, сервисное обслуживание и оперативное восстановление военной техники по образцу целиком в месте его дислокации). Соответственно, чем выше уровень конкуренции, тем больше будет доля аутсорсинга.
— Каким образом вы выбираете субподрядчиков?
— У нас есть электронная торговая площадка «Оборонторг». На ней можно будет поучаствовать в конкурсе в конкретном регионе. Но, к сожалению, в высококонкурентных секторах экономики большое количество субподрядчиков такой услугой, как электронная площадка, пользоваться не научились и не считают это необходимым. Пока мы их не научим, нам придется проводить конкурсы в разных формах.
— Но есть же какие-то отрасли, где только ваша база может быть использована?
— Да, это электро- и теплоэнергетика, водоснабжение и канализация. При этом в сфере естественных монополий для нас самое сложное — это выйти на утверждение тарифов по электроэнергии, по водообеспечению и теплу. Сейчас мы на уровне отдельных регионов эти тарифы утверждаем. А это целая история. Как только мы их утвердим, мы станем полноценными игроками соответствующих рынков.
— А с чем конкретно возникают сложности?
— Во взаимодействии с региональной комиссией по подтверждению своих издержек. Там каждая запятая должна быть рассмотрена и обоснована. Минобороны в прошлом было не очень озабочено тем, чтобы свои издержки полностью фиксировать и не очень их считало, компенсируя недостатки учета перекрестным финансированием разных издержек. Пример: если в котельной были солдаты, фонд оплаты труда сразу обнуляется. Сегодня, для того чтобы мне выйти на тариф с нормальными «кочегарами», мне нужно рассчитать фонд оплаты труда. После этого региональная комиссия проводит сравнение с соседями и говорит: «Постойте. Почему у вас издержки на эту котельную выше среднерегиональных?» Нормальный вопрос. Я говорю: «Постойте! Состояние основных фондов и техники не позволяет выйти на среднерегиональные издержки». Дальше, если мы убираем централизованную поставку угля, которая на уровне котельной никогда не учитывалась, у нас сразу возникнет топливная составляющая. Если мы приводим в порядок котел — и не своими средствами, не когда солдату приказали тот же котел сварить, а нормально заказываем, как положено, появляются расходы. Региональная комиссия сразу же просит это доказать. И это замедляет процесс. Несмотря на это, мы с каждым регионом работаем. Надеюсь, что к концу года тарифы уже будут утверждены.
— Но вы планируете наращивать ресурсную базу или нет?
— Едва ли. Мы же не станем производителями, например ракет, правильно? Поэтому самые высокорентабельные сектора обслуживания вооружений и военной техники в сферу «Оборонсервиса» никогда не войдут.
— Ваша задача найти такое соотношение цены и качества, чтобы сумели отремонтировать военное изделие, и не суть важно, кто — главное, чтобы это устраивало по цене. А нет такого, что иногда это выгоднее сделать у иностранного заказчика? Это вызывает недовольство у Минобороны?
— Ремонт отечественного вооружения, военной техники у иностранного заказчика маловероятен. Я не представляю, как это сделать. У них нет документации, нет запчастей, у них не освоены ремонтные мероприятия. Это технически невозможно. Например, без «Уралвагонзавода» с его документацией, запчастями и специалистами, отремонтировать легитимно тот же Т-72 невозможно. Если производитель техники изначально находился за пределами России, допустим, на территории Украины, тогда тут есть предмет для взаимодействия, можно вести переговоры. Что касается нашей внутренней техники, то для подавляющего количества изделий возможности для ремонта за рубежом нет.
Дело в том, что Минобороны сейчас стремится максимально экономить на логистических издержках и максимально ставить такие условия конкурса, чтобы было удобно и военным, и организации, осуществляющей ремонт.
— И как это выглядит?
— Мне говорят: вот здесь стоит сломанный танк, и мы хотим, чтобы он был именно здесь, но исправен. Если ты такой специалист, что можешь отремонтировать его только в заводских условиях — не вопрос. Погрузи на платформу, отвези на свой завод. Отремонтируй. Погрузи опять на платформу и доставь его, откуда забрал. Но «Оборонсервису» оплатят только ремонт без транспортировки. А дальше уже занимайся, как хочешь. Естественно, некоторые неполадки поддаются устранению исключительно в заводских условиях, и тогда транспортировка войдет в цену контракта. Но основной объем восстановительного ремонта Минобороны требует проводить по месту дислокации вооружений, военной техники. Все честно.
— То есть вы фактически получаете монополию?
— Такое положение получается за счет того, что никогда не было целого ряда секторов экономики, которые замещали ремподразделения ВС РФ, восстанавливая ВВТ по месту дислокации. И мы сейчас разворачиваемся на данную задачу, хотя монополией я бы это тоже не назвал. Не далее как год назад, разрабатывая эту систему, утвердили концепцию адаптации системы сервисного обслуживания ремонта к новому облику вооруженных сил. Это такой основополагающий документ, который полностью перевернул всю систему работы по ремонту. Мы собрали на 5-й бригаде всех головных исполнителей по видам вооружений военной техники. Их набралось больше 60. То есть для ремонта техники требуется в одном месте держать порядка 60 выездных бригад. И что с этой толпой делать? Работать-то невозможно. Вот тогда и созрело решение, что нужно создать некую универсальную бригаду, которая сможет работать по всем видам вооружения и военной техники. А обращаться к заводу-производителю — для выполнения особо сложной настройки, диагностики. Сломался какой-то блок, узел или агрегат в машине: пусть пришлют этот блок, агрегат или узел, который мы на месте поменяем. Если у нас не хватает компетенции — тогда еще и специалиста, который поможет поменять. Это сложно реализовать, но мы должны это освоить. Многие предприятия, которые занимались ремонтом своей техники в рамках отдельных контрактов, готовы нас брать на субподряд, даже там где они являются головными исполнителями.
— Почему?
— Для того чтобы отправить свою бригаду, им необходимо оплатить командировочные расходы. Допустим, из Тагила отправляют в Ростов ремонтную бригаду — да командировочные расходы всю прибыль съедят мгновенно! Поэтому в Ростове выгодно постоянно держать универсальную бригаду, которая может поменять масло и на танке, и на «КамАЗе», и на «Урале», и на БМП. Тогда и люди постоянно загружены, и можно спрогнозировать их работу, и обеспечить, таким образом, ритмичную загрузку. При контракте на один вид техники есть только два варианта: либо я оплачиваю дорогу отдельной бригаде и гоняю ее из Тагила в Ростов и обратно, либо усаживаю их там и понимаю, что они проедают командировочные, ничего не делая в периоды, когда работы по этому виду техники нет. В результате все будут вынуждены выходить на какую-то универсальную бригаду, которая работает постоянно.
— Какие шаги вы предпринимаете для этого?
— Мы сейчас разрабатываем очень интересную технологическую платформу по моделированию и эксплуатации высокотехнологичных систем. Дело в том, что сейчас на российском рынке практически по всем секторам военно-промышленного комплекса (и по значительной части гражданских секторов) отсутствует поддержание жизненного цикла изделия на всех стадиях. В результате выпускаются очень хорошие изделия, но должный сервис не обеспечивается. Мы хотим обсудить этот вопрос с теми, кто будет эксплуатировать технику, с теми, кто будет ее производить, с теми, кто будет осуществлять ее сервисное обслуживание. И так вплоть до утилизации. И понять, как увязать все это в единую цепочку под названием «сопровождение жизненного цикла изделия». И сейчас в принципе в Минэкономики уже достаточно глубоко проверили эту технологическую платформу. Если этот проект будет утвержден, к нему присоединяется огромное количество предприятий военно-промышленного комплекса. Эффект от построения системы поддержания жизненного цикла — от проектирования и до утилизации — позволит создать на российском рынке качественно новый продукт, который будет интересен и для внутреннего потребления, и для международного сотрудничества.
— Как это повлияет на производителей?
— Думаю что простимулирует к повышению эффективности и технологичности изделий. Пример: я за границей провел видеосъемку замены двигателя на изделии аналогичным, выпускаемым отечественным производителем. Она прошла в пределах 15 минут. У нас — это 15 часов. Это произошло потому, что на стадии проектирования не была предусмотрена быстрая замена данного агрегата. «Отечественный производитель» серьезно задумался — надеюсь, что за этим последуют соответствующие технологические решения.
— Как будет оформлена эта технологическая платформа: соглашение, контракт?
— Формально это будет соглашение между массой предприятий, производителей, сервисных структур, проектировщиков, эксплуатантов. Платформа будет оформлена в виде некоммерческого партнерства, реализующего общую концепцию, к которому подсоединяются разные предприятия, что обеспечит более тесное и эффективное взаимодействие. Это позволит обеспечить поддержание жизненного цикла, логистику по запчастям, логистику под техдокументацию, разработку техдокументации, решить вопрос с утилизацией и т. д.
Мы рассчитываем распространить это целиком на военно-промышленный комплекс, чтобы в России появилась качественно новая продукция, чтобы мы все привыкли к тому, что при проектировании я должен понимать весь жизненный цикл до утилизации и сделать удобный сервис для моего изделия.
— В каком виде сейчас находится эта идея?
— Примерно полгода назад мы обратились с ней в Минэкономики и получили поддержку, они вместе с РПК и Высшей школой экономики помогли нам ее доработать. Мне трудно сказать, когда вопрос будет решен, Министерство должен внести этот проект на утверждение в правительство. Надеюсь, что положительное решение будет уже в этом году.
— А когда могут быть заключены первые такие соглашения?
— Сделать это полностью, под ключ — это годы, может, десятилетия. Но начать нужно уже сегодня. Мы сегодня уже можем многое обсуждать, например, схемы их сервисного обслуживания и логистической поддержки, в части утилизации — какие блоки как использовать и т. д., в части техдокументации — как ее доработать, чтобы это было удобно поддерживать жизненный цикл. Это просто единые правила, о которых договариваются все производители, и начинают их соблюдать
— Насколько Минобороны влияет на принятие решений в холдинге?
— Они собственники, я с ними согласовываю все серьезные решения в обязательном порядке. Но пачку бумаги я могу купить без консультаций с Минобороны.
— Есть ли какие-то претензии со стороны Минобороны к работе «Оборонсервиса» по поводу расходования средств? Высказывались ли они открыто или в какой-то форме?
— Нет, по рациональному расходованию средств вопросов не было. А по текучке есть претензии. Например, отремонтировали мы танк Т-72. Но с точки зрения военных ремонт надо было провести несколько иначе, или он сломался после ремонта. Тогда мы получаем рекламацию, в которой говорится, что мы за свои деньги должны выехать в часть и восстановить ее техническую исправность.
— У вас Счетная палата часто бывает?
— Они у нас закончили проверку недели две назад. Пока у меня на руках еще нет акта, но могу сказать, что в рабочем порядке претензий не предъявляли. Хотя определенные претензии наверняка будут: не ошибается тот, кто ничего не делает.
— Каким образом у вас проходит обоснование цены? В начале лета, например, Минэкономики опубликовало результаты проверки цен одного из ваших субхолдингов — «Военторга»: цены оказались по многим регионам завышенными (см. “Ъ” от 23 июня).
— Дело в том, что питание личного состава зашито в смете Минобороны и сумма там очень небольшая. Она колеблется в зависимости от региона — у каждого есть свой коэффициент. Это, во-первых. Во-вторых, прежде чем со мной заключат контракт, нужно пройти через департамент ценообразования, а там очень квалифицированный контроль — это сотрудники налоговой службы в прошлом. После того как они уберут все излишки, я готов идти на любую проверку, в любые антимонопольные службы, в любые счетные палаты и куда угодно. После заключения департамента ценообразования я отстою любую цену. Они не дадут разгуляться.
— Какой объем выручки «Оборонсервиса» приходится на вневедомственные структуры?
— Это различные объемы по разным субхолдингам, но диапазон — примерно 5–25%.
— Возможна ли в вашем случае история с получением внешних займов для развития на уровне головной компании?
— На данной стадии такой проблемы нет. До тех пор пока мы разбираемся, как мы можем уменьшить стоимость аутсорсинговых услуг, одновременно повышая их качество, пока мы занимаемся всей совокупностью вопросов оптимизации структуры и активов холдинга, говорить о подготовке системного проекта, где понадобился бы системный заем, просто рано. Как только мы систематизируем и поймем, чем мы занимаемся, где перспектива, где можно вкладываться, будем обсуждать, какие есть источники, и источник внешнего займа, я думаю, будем рассматривать не в первых пунктах.
Интервью взяли Ирина Парфентьева, Иван Сафронов-мл.

Развитие средств ремонта и эвакуации на шасси ОБТ. Часть1.

Танковые войска, это не только танки. В месте с этими грозными боевыми машинами сосуществуют малозаметные машины-"трудяги", призванные обеспечивать боевую работу своих старших собратьев. Тему бронированных машин разминирования - инженерных минных тральщиков мы уже поднимали и еще раз коснемся ее в дальнейшем. Сейчас наступил черед рассказа о ремонтно-эвакуационной технике.  Предлагаю вашему вниманию авторскую редакцию статьи, напечатанную в журнале "Арсенал. Военно-промышленное обозрение" №5 за 2011г. 
Автор выражает глубокую признательность и безмерную благодарность за предоставленные фотоматериалы Михаилу Павлову, Сергею Нетребенко, Вячеславу Вовнову, а так же Деду Батыю за рецензию и консультирование.
РАЗВИТИЕ СРЕДСТВ РЕМОНТА И ЭВАКУАЦИИ НА ТАНКОВОМ ШАССИ.
 часть 1.
Успех боевых действий танковых частей и подразделений в современных условиях во многом определяется эффективностью системы восстановления и своевременного возвращения в строй вооружения и военной техники. Отечественная система восстановления БТВТ развивалась в направлении создания эффективных подвижных средств ремонта и эвакуации БТВТ.
До 1975 года в качестве бронированных ремонтно-эвакуационных машин (БРЭМ) использовались бронированные тягачи БТС-2, БТС-4 созданные на базе танков Т-44, Т-54, Т-55 и Т-62.
Приказом Министра обороны СССР от 13.06.1975 года на вооружение танковых войск была принята ремонтно-эвакуационная машина БРЭМ-1, разработанная Конструкторским бюро транспортного машиностроения (г.Омск) под руководством А.А. Морова, на базе танка Т-72 в рамках ОКР «Лебедка».
БРЭМ-1 («Объект 608») предназначалась для эвакуации и ремонта танков в полевых условиях. В бою БРЭМ используется  в составе ремонтно-эвакуационной группы (РЭГ) и пункта технического наблюдения (ПТН); на марше - в техническом замыкании танковых колонн. Данной машиной решались следующие задачи:
-поддержание БТВТ в постоянной технической готовности к ведению боя;
-выполнение ремонтных работ на машинах в районах боевых действий;
-вытаскивание застрявших танков и машин на их базе под огнем противника;
-буксирование поврежденных и неисправных танков;
-оказание помощи экипажам танков в проведении технического обслуживания;
-проведение демонтажно-монтажных работ по замене основных сборочных единиц на танках;
-выполнение электросварочных работ;
-техническое сопровождение форсирования войсками водных преград;
-транспортирование запасных частей и материалов на грузовой платформе;
-самовытаскивание; выполнение грузоподъемных работ;
-выполнение землеройных работ по рытью укрытий (окопов).
Первый БРЭМ - омский об.608
 БРЭМ имела специальное оборудование, включавшее гидравлический кран на левом борту корпуса, электросварочную аппаратуру, оборудование для вытаскивания и эвакуации, комплекты специальных приспособлений и инструмента, оборудование для специальной обработки техники, сошник-бульдозер.
    В состав экипажа входили командир машины, механик-водитель и сцепщик-такелажник. Люк командира машины размещался правее, а люк сцепщика-такелажника - слева сзади люка механика-водителя. В качестве вооружения использовался 12,7-мм зенитный пулемет НСВТ.
На машине устанавливался четырехтактный многотопливный дизельный двигатель
В-46, аналогичный устанавливаемому на базовом танке. Отбор мощности производился от специально доработанной для этого «гитары» - промежуточного редуктора, имевшего высокую степень унификации с аналогичным редуктором базового танка. БРЭМ-1 была приспособлена для подводного вождения и имела трубу-лаз
БРЭМ об.608 снимает башню танку Т-64А
 Принятие на вооружение БРЭМ-1 решало проблему оказания оперативной технической помощи в подразделениях, оснащаемых танками Т-72 и Т-64А. Следует заметить, что создание БРЭМ на базе танка Т-64 было затруднено вследствие невозможности организации эффективного отбора мощности от силовой установки к исполнительным механизмам оборудования БРЭМ. Однако в силу того что характеристики подвижности танков Т-64А и Т-72 (базовой машины для БРЭМ-1) были идентичны, использование БРЭМ-1 для танков этих двух разных типов проблем не вызывало.
Серийный выпуск БРЭМ-1 намечался на омском заводе транспортного машиностроения с 1976 года, в связи, с чем на предприятии активно проходила подготовка  нового производства. Дальнейшие «чудеса» демонстрируют во всей красе действие административной системы управления в СССР – под давлением члена политбюро ЦК КПСС, Министра обороны СССР Д.Ф.Устинова и Генерального конструктора СКБ-3 «Спецмаш», а по совместительству еще и секретаря ЦК КПСС Н.С.Попова, подготовка к выпуску вспомогательных и инженерных машин на базе танка Т-72 в Омске в срочном порядке была свернута. Их место на сборочном конвейере завода занял еще один «основной» танк – газотурбинный Т-80. В этой ситуации производство БРЭМ-1 Постановлением ЦК и СМ СССР  от 27 июня 1977 года было переориентировано на «Уралвагонзавод» в Нижнем Тагиле и без того имевший обширную программу по выпуску танков. 
Первый БРЭМ-1 изготовленный в Нижнем Тагиле.
Свободных мощностей на предприятии под выпуск БРЭМ-1 не имелось. Таким образом, производство БРЭМ-1 задерживалось до ввода в эксплуатацию нового цеха – корпуса инженерных машин. Строительство затянулось, первые пролеты цеха были сданы только в 1984 году. По этой причине развертывание сборки БРЭМ-1, мостоукладчиков и шасси ИМР пришлось начинать в танковых цехах, параллельно основному конвейеру. В результате установочная партия из первых пяти БРЭМ-1 на «Уралвагонзаводе» была выпущена только в 1985 году. До этого, в течение долгих 10 лет, задачи обеспечения танковых подразделений эвакуаторами и тягачами решались за счет выпуска на танкоремонтных заводах МО все тех же БТСов. Острота проблемы была такова, что в рамках СЭВ и ОВД пришлось налаживать импорт аналогичных тягачей из Польши и Чехословакии. И дело было даже не в количестве – БТСы, изготовленные путем конверсии танков первого послевоенного поколения, имели катастрофически низкие ТТХ и фактически не удовлетворяли требованиям по обеспечению помощи танкам новых типов. В этот же период силами танкового конструкторского бюро «Уралвагонзавода» под руководством В.Н.Венедиктова конструкция БРЭМ-1 была доработана под производственные и технологические возможности  предприятия, а так же с целью унификации с танками стоящими в тот момент на конвейере – Т-72А, затем Т-72Б.  Машина получила двигатель  В-84 мощностью 840 л.с., сошник-отвал улучшенной конструкции, было перекомпоновано отделение управления – командир и сцепщик-такелажник поменялись местами, была перенесена зенитная установка, обновился состав радиосвязного оборудования.  
БРЭМ-1 на испытаниях в Нижнем Тагиле
Работы выполнялись под непосредственным руководством Ю.В.Тэна и Р.В.Малахова. В таком виде БРЭМ-1 начал серийно выпускаться на «Уралвагонзаводе» и был очень тепло встречен в войсках. Некоторые проблемы вызывало использование БРЭМ-1 совместно с Т-80, однако с этими трудностями уже как-то можно было мириться, учитывая совсем тяжелое положение, которое еще недавно было при использовании БТС. Настоящим испытанием для БРЭМ-1 стала контртеррористическая операция в Чеченской республике и особенно «новогодние» бои в Грозном. Для  эвакуации техники  в  Грозном действовало две полковые эвакуационные группы и три эвакоотделения. В интересах  «Северной» группировки  работала полковая эвакуационная  группа  под командованием ст.л-та И.Шаргородского и отдельные БРЭМ-1 из состава танковых подразделений.  Имея в своем составе БРЭМ-1 (борт № 455) , БТС (борт № 604) и 2 машины КЭТ-Л на базе  «Урала» за  3 месяца  боев в Грозном ей удалось  без потерь со своей стороны эвакуировать около 98 единиц  бронетехники. В моменты  дефицита  тягачей для эвакуации использовались  танки с поврежденным вооружением. Пик активности по эвакуации  бронетехники был достигнут с окончанием штурма правительственных зданий и президентского дворца, тогда за сутки эвакуационной группой с площади Ленина было эвакуировано 23 единицы бронетехники. Во время одной из ходок БРЭМ-1 на ул.Лермонтова  подорвался на противотанковой мине, у машины вышибло второй опорный каток. В течение ночи экипажем  машина была восстановлена. У группы «Запад» эвакуацией занималась   БРЭМ-1 под  командованием  прапорщика  Р.Коробаева. Поврежденные   машины  эвакуировались с  передовой, расчищая  дорогу огневой  поддержке. 09.01.1995 года  БРЭМ Коробаева был обстрелян из  гранатомета  и загорелся, но благодаря четким действиям экипажа  машину удалось потушить. В последующем эта машина была все же потеряна  при  подготовке понтонной переправы через р.Сунжа. БРЭМ-1 под минометным обстрелом упала с  понтона  и затонула. Отдельным  ремонтно-восстановительным батальоном  группы «Запад» за время  боев  в  Грозном  было  отремонтировано и отправлено в передовые части  более  80 единиц  БТ и  вывезено на станцию погрузки 100 единиц  бронетехники. В реальных боевых условиях БРЭМ-1 проявили себя с наилучшей стороны, успешно выполнив все поставленные задачи.
БРЭМ-1 в Сертолово

Полученный опыт войсковой эксплуатации БТС-4, а затем БРЭМ-1  показывает, что наиболее полно обеспечивают выполнение задач по эвакуации поврежденной техники в боевых условиях те эвакуационные машины, характеристики которых (подвижность, мощность, проходимость, масса, уровень защиты и т.п.) соответствуют уровню характеристик основных танков.  Такой подход позволяет:
-упростить разработку и производство БРЭМ;
-достигнуть равноценность характеристик подвижности и защищенности;
-достигнуть высокого уровня унификации с базовым танком;
-упростить снабжение запасными частями;
-упростить организацию технического обслуживания и ремонта.
Первый образец БРЭМ об.608 в музее БТТ Уралвагонзавода.
 

БРЭМ-1 в Сертолово
БРЭМ-1 в Екатеринбурге